Троцкизм и вопросы языкознания

За что задержаны авторы российского информационного агентства?

От пяти до двенадцати

Событие, подобного которому не было в 25-летней новейшей белорусской истории. Следственным комитетом задержаны два автора частного российского информационного агентства Регнум, известные под псевдонимами Николай Радов и Алла Бронь. За первым псевдонимом прятался Юрий Павловец, преподаватель столичного БГУИР. Второй автор – наш земляк, сторож средней школы № 13 областного центра Дмитрий Алимкин.

Чуть позже был задержан еще один – Сергей Шиптенко, бывший преподаватель Академии управления при Президенте РБ, сейчас просто корреспондент Регнума, писавший под своим настоящим именем.

Что вменяет Следственный комитет этим деятелям?

Уголовные дела возбуждены по статье 130 Уголовного кодекса Республики Беларусь – за разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной розни. В результате проведенных следственных действий было установлено, что данные лица по указанию шеф-редактора информационного агентства Регнум Юрия Баранчика, гражданина РБ, постоянно проживающего в Москве, готовили публикации за денежные вознаграждения. В ходе проведенных обысков получены данные о причастности указанных лиц к противоправной деятельности и получении ими денежных средств за подготовку заказных публикаций.

Серьезное обвинение. И срок по нему грозит серьезный – от 5 до 12 лет.

Мертвые троцкисты на службе у гитлеровцев

Я регулярно читаю Регнум. И, естественно, знаком с материалами Николая Радова, Аллы Бронь, Сергея Шиптенко. В своем неприятии Беларуси как государства, в непризнании белорусов народом, в уничижении белорусской культуры и языка публикации этих авторов схожи.

А сейчас – подробности. Вот цитата из опуса сторожа-политолога Дмитрия Алимкина, он же Алла Бронь: «…если белорусизация пойдёт… вместо великого русского языка, которым сейчас владеют все белорусы, у них останется только «мова», на которой можно выразить мысли не сложнее, чем «принеси сала» или «иди, выпаси корову».

Комментировать данное высказывание пока не будем, приводим его просто для информирования читателя о форме подачи материала автором, но позже все-таки к нему вернемся.

Прокомментируем несколько других, претендующих на то, чтобы показать эрудированность и интеллектуальность Аллы Бронь (ей по-землячески уделим несколько больше внимания, чем остальным).

«По лексическому составу белорусские говоры не имеют никакого отношения к переполненному полонизмами литературному белорусскому языку, который был создан в 1920-е – 1930-е годы под руководством троцкистов, позднее вычищенных Сталиным из власти».

Первая «Беларуская граматыка для школ» авторства Бронислава Тарашкевича появилась в 1918 году. К тому времени, в так называемую «нашаніўскую пару», вышли десятки белорусских книг самого разного толка – от художественных до научно-популярных, что само по себе говорит об активном формировании норм литературного языка. О том, что в 20-е годы появится троцкизм, авторы этих книг и не догадывались. В 1930-е годы шла именно русификация языка, а уж никак не его «полонизация». В этой связи приведем цитату из впечатлений Пантелеймона Пономаренко, руководителя БССР сталинской эпохи, от посещения в сентябре 1939 года присоединенных к Советскому Союзу западнобелорусских земель: «Крестьяне говорят на настоящем белорусском языке, причем употребляют много слов, о которых нас здесь уверяли, что они нацдемовские, выдуманные. Нацдемы могли выдумать в литературе, а народу привить не могли, тем более западным белорусам».

Пантелеймон Кондратьевич не был ни русофобом, ни троцкистом. У него просто хватило честности признать ошибочность вненаучного вмешательства в языковую сферу, произошедшего в БССР в 1930-е годы. Пономаренко я верю больше, чем Алле Бронь.

«Воспользовавшись фактом сотрудничества «белорусизаторов» с фашистами во время войны, получивший к тому времени всю полноту власти Сталин разгромил их, и остановил белорусизацию. Но после развала СССР недобитые полицаи и их внуки снова начали свое черное дело».

Всю полноту власти Сталин получил к концу 20-х, а никак уж не после войны. Белорусизация была разгромлена еще в 1929 – 1930 годах, ее авторы либо расстреляны, либо отправлены в лагеря и по этой причине в принципе не могли сотрудничать с нацистами. Полицаи внуков не оставили, разве что в Австралии, так как, не особо веря в сталинское милосердие и всепрощение, постарались покинуть Родину вместе с отступающими немцами. А цвет и гордость послевоенной белорусской литературы и гуманитарной науки составляли как раз представители так называемого «партизанского поколения» – почему их так называли, наверное, даже авторы Регнума понимают.

По словам Бронь, единственным результатом обучения детей основам белорусского языка будет то, что им «испортят речь». Ребенок «будет говорить с акцентом и мешать русские слова с белорусскими. Если это случится с ним в достаточно раннем возрасте, возможно, это нельзя уже будет исправить. Скажу по секрету, что неумение правильно говорить на литературном языке во всем мире считается признаком низкого происхождения и является неслабым тормозом социального роста».

Смелая гипотеза. Попробуем подтвердить ее примерами.

Корсиканец Наполеон, в детстве говоривший по-итальянски, стал императором Франции. Уроженец Гомельщины Андрей Громыко, до конца своих дней не избавившийся от белорусского акцента, стал многолетним министром иностранных дел СССР. А Дмитрий Алимкин с правильным литературным языком стал сторожем. Что-то не вяжется в гипотезе…

Подобными передергиваниями полны публикации Аллы Бронь. Но фактологическая неряшливость или тенденциозность уголовно ненаказуемы. Не за это Алле и компании грозят реальные сроки, если вина будет доказана.

Не первые они у нас

Обвиняют всех трех в попытке стравливания русских и белорусов. Чем чревата подобная деятельность – видно на примере Украины, которая заплатила страшную цену в десять тысяч жизней преимущественно молодых украинцев, из-за стравливания людей разных регионов, национальностей и государств. Преуменьшать роль пропагандистов в подобных украинскому конфликтах не стоит. И именно поэтому они несут свою долю ответственности вплоть до уголовной. Так, мы имеем пример осуждения наиболее рьяных немецких журналистов как нацистских преступников после Второй мировой войны. Кстати, именно «Дойче велле» одной из первых выказала поддержку действий белорусских правоохранителей в отношении задержанных.

Пресечение деятельности вышеназванной тройки в интересах как Беларуси, так и России. Деятельность всех трех потворствовала отчуждению и недоверию между нашими странами. Агентство Регнум в своих публикациях всегда проводит мысль о том, что государственность постсоветских республик может реализоваться исключительно на антироссийской идеологической платформе и в упор не видит, что как минимум белорусская государственность реализуется именно как пророссийская.

Сегодня единомышленники регнумовской тройки неуклюже пытаются представить задержанных как мучеников за «русский мир», что арестовали из-за симпатии к России. Но России симпатизируют миллионы белорусов, и никто их не преследует. А задержали парней не за любовь к России, а за оскорбление страны, близкой и союзной России.

Да и не первые они, кто арестован по 130-й статье. Первым был некий Эдуард Пальчис, который смысл своей деятельности видел в уничижении и оскорблении России от имени белорусов. Сейчас наступила очередь тех, кто пытался стравить наши народы от имени россиян.

Иногда лучше молчать

В защиту задержанных выступила Татьяна Короткевич – кандидат на должность Главы государства на последних президентских выборах. Честно говоря, лучше бы не выступала. Слова поддержки от кандидата в президенты страны тем, кто хотел бы, чтобы эта страна исчезла с политической карты мира, – за гранью понимания. Но лично я не удивлен, поскольку присутствовал на встрече Татьяны с брестчанами во время избирательной кампании и прекрасно помню ее беспомощность во многих вопросах.

Своим выступлением Короткевич еще раз показала, что в ее подходах к различным проблемам, даже довольно серьезным, ничего не изменилось.

Героям – сало

Как минимум у двух из трех авторов – Шиптенко и Бронь – сквозит презрение к «низшим социальным слоям» – «колхозанам», как называл их первый из двух обозначенных. Второго, как можно предположить из цитировавшегося в начале статьи высказывания, воротит от сала и коров. В понимании Аллы выпас коровы – это такой примитивизм, ниже которого пасть некуда. Алла и не догадывается, что иному сторожу проще стать политологом, чем хорошим пастухом. Уверен, что дай всем трем по ореховой палке и на световой день стадо голов на тридцать – не уберегут коров эти интеллектуалы.

Да и насчет сала Алла погорячилась. Словами «принеси сала» Алла Бронь хотела уколоть носителей белорусского языка – а это в первую очередь крестьянство. Сейчас эти слова актуальны для самой Аллы как никогда. Принести сало она будет просить, будьте уверены. Сможет получить его хоть 30 килограммов в месяц – столько составляет норма месячной передачи продуктов в СИЗО.

Игорь ГЕТМАН.

5 thoughts on “Троцкизм и вопросы языкознания

  1. Зарекался. Но не могу удержаться! Паспортные данные автора для чего? Чтоб каждый желающий гонорар перечислил? Вы вообще хоть немного смотрите что делаете?

Добавить комментарий