«Работа следователя – это состязание умов с преступником»

12 сентября сотрудники Следственного комитета страны отметили свой профессиональный пра­здник – День работников предварительного след­ствия. Лучшего повода расспросить белорусских сыщиков о буднях их работы и не придумаешь. Начальник районного отдела СК Максим Босак отвечает на наши вопросы.

– Максим Васильевич, Следственный комитет был создан семь лет назад, подразделения в районах стали функционировать с 1 января 2012 года. За это время структура отдела уже сформировалась. Что представляет она собой сейчас? Кто они – наши современные Шерлоки Холмсы?
– Работа следователя – это своего рода искусство. Состязание умов с преступником, который не признает никаких правил и законов. А тебе нужно его победить, действуя строго в рамках уголовно-процессуального законодательства. И когда это удается, и ты получаешь от этого удовлетворение, тогда ты действительно выбрал правильную профессию. Так вот, я могу сказать это про всех своих нынешних сотрудников. Рабочее звено нашего отдела – это семь следователей. Плюс мой заместитель – начальник следственного отделения Юрий Геннадьевич Кремез. Все либо пришли работать из милиции, либо молодые сотрудники, пришедшие после окончания вузов. Все с высшим юридическим образованием. Текучка кадров, к сожалению, имеется, но вызвана она, на мой взгляд, в первую очередь близостью Бреста. С такой же проблемой сталкиваются все ближайшие к Бресту подразделения: Каменец, Жабинка, Малорита… Да и для других организаций района это характерно. Но и в этих условиях мы создали слаженный, эффективно работающий коллектив. Его костяк – опытные сотрудники. В их числе майор юстиции Андрей Валерьевич Билевич, который служит в органах не первый десяток лет. Наставник для наших молодых сотрудников. На него всегда можно опереться. Как и на Кузьминчука Владимира Владимировича, и на моего зама Кремеза Юрия Геннадьевича. Он вообще моя правая рука.
– Молодые сотрудники успели себя проявить?
– Безусловно. Возьмем, к примеру, Татьяну Кравчук, нашу единственную в подразделении женщину-следователя. Она уроженка Пружан, начинала работать в Бресте, второй год служит у нас. В этом году ей было присвоено звание старшего лейтенанта юстиции. Большая умница. Я поручаю ей расследование в том числе и самых сложных дел. Недавно она закончила расследование в отношении ранее судимого жителя Высокого, который совершал преступления, незаконно представляясь сотрудником МВД. Целый букет преступлений: незаконное лишение свободы, вымогательство, преступление против половой свободы… Четыре уголовных дела против него было возбуждено. За все время существования Следственного комитета аналогичный случай в области был лишь однажды, и расследовал его аппарат управления СК по области. Районные подразделения такие дела не расследовали. А наша Татьяна справилась с ним за два месяца, провела все экспертизы и собрала неопровержимую доказательную базу.
– В плане криминогенной обстановки у нас очень спокойный район. Основные преступления – мелкие кражи. Не скучаете тут?
– Это не совсем так. Да, кажется, что у нас все тихо и спокойно. Но за этим стоит большая профилактическая работа всех правоохранительных органов. И благодаря ей уровень преступности у нас, как и в целом по республике и по области, снижается. За 8 месяцев этого года у нас в производстве находилось 228 уголовных дел. По сравнению с прошлым годом уровень преступности снизился на 10-15%. Но вы правы в том, что тяжкие прес­тупления у нас, к счастью, дос­таточно редки. А если и происходят, то на бытовой почве после распития спиртных напитков. И да, преобладают кражи. Вот на этой неделе мы возбудили уголовное дело. Работяга одного из сельхозпредприятий, неоднократно судимый, поселился в деревне у пожилой женщины и украл у нее 500 долларов и 900 белорусских рублей. Вместе с друзьями гулял целую неделю, в Брест на такси ездили. Такова наша основная преступность. Но если бы только ею дело ограничивалось!
– А что, есть примеры, когда приходится прибегать к новым технологиям в расследовании? К техническим новинкам?
– Конечно. Вот свежий пример. В августе нами было закончено расследование в отношении жителя района, который предпринимал развратные действия в отношении неродной внучки. Экспертизу пришлось проводить в Минске с использованием Полиграфа (детектора лжи). Он показал, что обвиняемый лжет. Что и позволило предъявить ему обвинение и передать дело прокурору для направления в суд. Расследование совершенствуется. Раньше такие преступления – развратные действия в отношении лиц, заведомо не достигших 16-летнего возраста, – зачастую оставались латентными. То есть скрытыми. Их очень трудно доказать в условиях неочевидности, когда есть жертва и есть подозреваемый, но нет ни свидетелей, ни телесных повреждений, ни следов биологического происхождения… Новые экспертные возможности позволяют даже в таких, ранее безнадежных, ситуациях собрать убедительную доказательную базу.
Широко применяется и судебно-генетическая экспертиза. Сейчас у нас в производстве дело об уклонении от уплаты алиментов. Отец не признает, что это его ребенок. Поэтому проводим судебно-генетическую экспертизу по установлению отцовства. К слову, по всем случаям, где мы проводили такую экспертизу, факт отцовства подтверждался. Хотя в Пружанах у меня были два случая, когда отцы оказывались не отцами. Один из них потом даже уплаченные алименты через суд с матери ребенка взыскивал.
– Сейчас все чаще говорят о преступлениях в сфере высоких технологий. У нас есть такие примеры?
– Появились. Еще три года назад таких преступлений не было, не считая банальных «нашел карточку, снял деньги в банкомате». Сейчас же постоянно в производстве находятся одно-два таких дела. Наиболее характерный для нашего региона вид преступлений – это когда взламывают страничку в соцсетях, как правило, вКонтакте, и от имени пользователя заб­расывают его друзей сообщениями с просьбой срочно выс­лать деньги. Обещают отдать через два-три дня. Кто-то игнорирует такие просьбы, а кто-то и перечисляет. Подросток из нашего района, которого якобы знакомая девушка попросила о помощи, уговорил своего дедушку, и тот дважды перечислил на указанный номер по 90 рублей. Потом звонят этой девушке, а она понятия не имеет, о чем речь. Кажется, почему бы не перезвонить человеку и не уточнить, на что именно нужны деньги? Доверчивые у нас люди, что ни говори. Или просто общаться нормально разучились?
Вот в чем еще особенность районных подразделений – мы работаем со всеми преступлениями сразу. В больших городах есть отделы: кто-то занимается экономическими прес­туплениями, кто-то преступлениями против безопасности дорожного движения. А мы здесь расследуем все, начиная от алиментов и заканчивая высокими технологиями. И это прекрасная школа, я считаю. Опыт нарабатывается бесценный.
– Что бы вы хотели пожелать своим сотрудникам в профессиональный праздник?
– У нас молодая структура, ей всего семь лет, но она позволяет полностью реализовать себя в профессии. Все условия для этого есть. Поэтому молодежи хотел бы сказать: дерзайте, работайте, и успех придет. А всем без исключения – здоровья, семейного благополучия. И спасибо вам за вашу работу.

Расспрашивала
Елена ТРИБУЛЕВА.
tribuleva@tut.by
Фото Натальи КОВПАНЬКО.

Добавить комментарий