Наследники дядюшки Скрунжа

Из Нью-Йорка пришла хорошая новость: глава крупнейшего банка «GoldmanSachs» Ллойд Блэнкфейн стал миллиардером. По крайней мере, это хорошая новость для одного человека. И для его родственников.

Новость вторая, такая же хорошая. Поговаривают, что в связи с тем, что Трампа по известным причинам не изберут человеком года (хватит, уже один раз избрали!) и не поместят на обложку журнала «Times», его глянцевое место займет… все тот же Ллойд Блэнкфейн. Почему? А потому что сын простого почтового служащего умудрился стать богатеем, да еще в наше кризисное время. Так что давайте заранее всмотримся в лицо этого человека, тем более что он совершил головокружительную карьеру. Точнее, сумел накопить миллиард долларов!

«В человеке все должно быть прекрасно…». Продолжать знаменитое высказывание одного из героев Чехова не стоит – у нас в стране его знают все. Потребители же современного искусства по всему миру, может, и не читали Чехова в подлиннике, но благодаря кинематографу и системе Станиславского, прочно захватившим Голливудские холмы, обязательно слышали о великом русском драматурге. Быть классиком литературы, вообще-то, «круче», чем политиком. Нет, PR вам все равно необходим, хотя бы черный, но… Классиков ведь порой не знают, однако о них обязательно слышали. А вот политиков знают все – и часто слышать о них не хотят!

После кризиса 2008-го к печальной участи политиканов приобщились и банкиры… Я-то грешным делом полагал, что банкирами становятся совершенно особенные люди, закончившие какие-то сверхмудрые вузы и постигшие гармонию биржевых графиков. Ан нет! Похоже, чтобы возглавить, например, один из столпов (или пьедестал?) мирового финансового капитала, тот же «GoldmanSachs», достаточно неоконченного филологического образования, которое, в свою очередь, не мешает искренне любить денежные знаки.

Именно такой уровень познаний позволяет строить туманные и одновременно многозначительные фразы, коими изъяснялся исполнительный директор этого высокоуважаемого американского банка в комиссии конгресса США по расследованию причин затянувшегося кризиса. Мистер Блэнкфейн, видно, не слыхал чеховского выражения «краткость – сестра таланта». Не знаком он и с мнением своего соотечественника Алена Даллеса, первого директора ЦРУ, а оно таково: «Дайте любому лгуну беспрепятственно говорить полчаса, и он выболтает то, что хотел от вас скрыть». Блэнкфейну хватило пятнадцати минут. Под строгим взглядом конгрессменов и зрителей, смотревших заседание комиссии в прямом эфире, он буквально сыпал словесными перлами, как-то: «системная нехватка скептицизма у банков», – очевидно, имея в виду обыкновенную жадность банкиров. Или – «модели риска часто использовались вместо здравого смысла». Тут речь идет о безумной жадности банкиров. Или вот еще: «наша модель поведения очень типична в контексте существующего мира». Короче, все кругом жадины и мошенники, так что же вы от нас хотите?!

Эх, мистер Блэнкфейн, мистер Блэнкфейн! Лучше б вы проявили краткость… И даже когда от вас прозвучало: «В этом-то и есть суть рынка!», а разгневанный председатель комиссии хотел поспешно выключить микрофон, до слушателей все же донеслось: «Поймите, нет никакой разницы, хотите вы 5 миллиардов или 50, главное, вы их хотите…»

Мистер Блэнкфейн, да будет вам известно, большинство людей не может хотеть такую сумму! Для большинства американцев такое желание равносильно диагнозу, полученному у психоаналитика. Ну, просто потому что для них такое хотение, в отличие от вас, бессмысленно. Вот вы хотели 5 миллиардов, а пока получили один и, возможно, чувствуете себя обиженным. И мы тоже обижены, и по той же причине – потому что вы получили один миллиард.

А что значит «получили»? Где, при каких обстоятельствах?

Где – мы знаем: не уходя с Уолл-стрит. При каких обстоятельствах – тоже известно. Блэнкфейн возглавил банк буквально накануне «ипотечного кризиса», а именно в 2006 году. А на следующий год после кризиса, обрушившего и американскую, и мировую экономики, Блэнк­фейн удостоился следующих похвальных званий:журнал Forbes включил его в список «Наиболее выдающихся гендиректоров 2009 года», а газета FinancialTimes назвала его  в том же 2009-м «Человеком года» со следующей формулировкой: «Его работа и личные качества сделали его публичным представителем Уолл-стрит во время самого сложного для неё периода с 1930 годов». То есть со времен Великой депрессии.

И было за что так восхвалять нового гендиректора. Когда все кругом рушилось, а разорившиеся кредиторы в обнимку с должниками лезли в петлю, чистая прибыль «GoldmanSachs»за 2009-й кризисный год выросла ровно в 6 раз!!! Вот за что хвалили сына почтальона высоколобые профессора и прочие эксперты от экономики…

В дневниках Чехова есть не столь знаменитая, но очень точно ложащаяся на современность фраза: «Почитал давеча наших киевских профессоров. Впору новую комедию писать!» Дорогой Антон Павлович, что бы вы сказали, если бы почитали нынешних киевских профессоров!? А американских?

Лично меня настораживает тот факт, что Ллойда Блэнкфейна вновь прочат в «человеки года». Лично я не хочу возвращаться в 2009-й. А вы?

Добавить комментарий