Как Георгий Парафенюк попал в “Журналист”…

Накануне очередного   Дня печати вновь вспомнил почти невероятную историю, как в 2007 году попал на большой разговор за «круглым столом» в редакцию корпоративного издания «Журналист», главным редактором которого тогда была нынешний министр информации Лилия Ананич.

Screenshot_6 Screenshot_7
Всё началось с моего весьма критичного письма в редакцию нашего общественно-политического, производственно-практического корпоративного издания. Моё крайнее разочарование вызвал первый номер этого журнала: скучный, академичный; авторы – одни столичные корифеи. А где «живые» примеры из практики, где слово тружеников пера и микрофона? В общем, высказал всё, что об этом номере думал.
Ответ не заставил себя долго ждать. И был он весьма оригинальным: меня пригласили… за «круглый стол» в белорусскую столицу. Минск, конечно, и раньше мне весьма нравился, во время учебы на журфаке БГУ. Но чтобы дискутировать в одном кругу с такими светилами журналистской науки простому заведующему отделом писем и социальных проблем районной газеты… Участие принимали три профессора, два декана (один из них профессор, другой – доцент), два главных редактора столичных изданий. А ведущий заседания «круглого стола» – сам главный редактор газеты «СБ-Беларусь сегодня» Павел Якубович.
Понятно, что в таком солидном обществе чувствовал себя все же не в своей тарелке, несмотря на многолетний опыт работы в районке. Впрочем, моё волнение понемногу улеглось в ходе обсуждения, ведь тема была близ­кая, всегда актуальная: «Профессионализм в журналистике». Однажды мне даже удалось вставить в общий разговор и свои «пять копеек» – фразу короткую и малозначительную, она, кстати, тоже приведена в «Журналисте» №2, вместе со всей дискуссией. Основная же часть моего выступления была подготовлена заранее, она не зачитывалась в ходе обсуждения. Но без нее разговор о профессионализме журналиста был бы пустым звуком, не случайно смысл написанного мною был вынесен на обложку журнала: «Главный принцип СМИ – говорить правду».
Не буду приводить здесь текст моего письменного доклада, он слишком обширный, но суть такова: «Для меня главное – писать объективно, т. е. правдиво». И далее развивал тему на примере из истории журналистики: «В моей личной библиотечке бережно хранится издание очерка Власа Дорошевича «Как я попал на Сахалин» типографии Сытина в Москве, на Петровке, 21, 1903 года выпуска. И, как завещание великого журналиста, читаю о его методе работы и оценке собственного труда: «Мне не показывали – я видел. Но показывали то, что угодно. А я видел сам, что нужно было видеть. И только благодаря этому я мог написать книгу, в которой тысячи недостатков и всего одно достоинство – Правда». И далее я речь вёл о том, что не случайно многие газеты в своём названии за основу взяли слово «правда», вслед за ведущей советской, и о том, как порой нелегко быть объективным, если твоё мнение не совпало с мнением учредителя… Да разве в любой другой сфере легко жить по совести? Но журналист должен всегда помнить о двух сторонах «медали»: одна – то, что увидел, узнал достоверно, это постарайся описать без прикрас, другая – твоё личное мнение о происходящем, твои выводы – не выдавай их за истину в последней инстанции, скажи своё слово, но дай высказаться и другим. Истина, говорят, где-то посредине.
Ответ делом на моё критическое письмо стал не просто приятным сюрпризом, но и замечательным примером журналистской работы главного редактора журнала, нынешнего министра информации. И дело не только в том, как уважительно отнеслись к моему мнению, да ещё и пригласили за «круглый стол». Уже второй номер журнала, в котором был опубликован «большой разговор», коренным образом отличался от первого содержательностью, разнообразием: и актуальные темы, и рассказ о престижной выставке СМИ, и репортаж с награждения «Золотой Литерой», и слово редактору районки, сотруднику радио, фотокору.
…Уже после «круглого стола» в коридоре встретил главного редактора «СБ-Беларусь сегодня», сказал ему о том, что восхищён, как в газете освещается спортивная тема. «Да и не только спортивная, немало и других прекрасных материалов», – заметил Павел Изотович. Вновь как-то вспомнили книгу Власа Дорошевича, его следование правде жизни. «Жаль только, что умер он в нищете», – заметил Павел Якубович. Что тут скажешь? Не нашёл я, что сказать. Ведь за правду и убивают журналистов. Позже мне подумалось: то, что умер в нищете, – не самое страшное, главное – с чистой совестью. И уж как я написал в завершение сво­его выступления в «Журналисте», никто не бывает без греха и вне подозрений, в том числе и журналист, «но моральное право судить о других и всём обществе ему дают не диплом и даже не талант, а его личные человеческие качества».

Георгий ПАРАФЕНЮК.

Добавить комментарий