За спокойствие и безопасность

федяСлужбу в органах внутренних дел легкой не назовешь. Каждый день сотрудникам милиции приходится сталкиваться с трудностями, решать непростые задачи, которые требуют незамедлительного реагирования. Без преувеличения можно сказать, что эти люди каждый день видят жизнь без прикрас, а зачастую сталкиваются с самыми негативными её проявлениями… И строчка из песни «Наша служба и опасна, и трудна» – вовсе не образное выражение, а самая что ни на есть реалистичная характеристика будней сотрудников органов внутренних дел. Мой собеседник – начальник УВД Брестского облисполкома, генерал-майор милиции Федор Федорович БАЛЕЙКО – знает это не понаслышке.

– Ваше мнение, насколько милиция справляется со своей главной задачей – обеспечением безопасности граждан?

– Наверное, настолько, насколько это очевидно простому человеку. Если он чувствует себя в безопасности, на улицах нет хулиганства, нападений, то само по себе видно, что общественный порядок обеспечен.

Говоря профессиональным языком, уровень преступности заметно снизился. В прошедшем году на Брестчине он был одним из наименьших в республике. Народ чувствует себя спокойно и безопасно.

– Свой трудовой путь вы начали в лихих 90-х. С какими трудностями сталкивались и что изменилось за прошедшее время? Ведь и сейчас в средствах массовой информации – обширная криминальная хроника…

– Разница огромная. С 90-и не сравнить абсолютно. Тогда был аврал. Мы перестраивали свою работу, вводили новые подразделения. Из розыска был выделен комитет по борьбе с организованной преступностью. Для обеспечения силовой поддержки органам создали ОМОН и спецназ. Преступность была не такая, как сегодня. Сейчас квалифицированных преступлений не так много. А если единичные появляются, то их озвучивают. И для милиции это – положительный фактор, так как люди должны знать, чем сегодня занимаются органы внутренних дел и что можно себя чувствовать спокойно. Это еще и профилактика преступлений.

– Вы сказали, что ранее проблемой номер один была организованная преступность. А какие, на ваш взгляд, главные вопросы стоят на повестке дня сегодня?

– Скажу, что определенные попытки организованной преступности были и в недавнем времени. Но они моментально пресекались. Вот сейчас в Могилеве идет громкий процесс по делу банды Сергея Молнара. Многие из ее участников уже имели криминальное прошлое. Это отголоски 90-х. И думали, что опять можно так же творить беспредел, но не прошло и короткого промежутка времени – все вновь задержаны. Теперь это отслеживается и пресекается в зародыше. Идет работа на упреждение.

По уровню преступности на память приходит 1993 год, когда начал работать оперуполномоченным уголовного розыска в подразделении по борьбе с разбойничьими нападениями и грабежами. Разбоев в Гродненской области за год было 132, из них 23 не раскрыты. А за прошлый год в области совершен всего 21 разбой и все случаи абсолютно раскрыты. Вот яркий пример результативности работы тогда и теперь.

Что изменилось? Раньше была проблема организованной преступности, а теперь основные – пьянство и трудовая незанятость населения. Анализ показывает, что каждое третье преступление совершается в сос­тоянии алкогольного опьянения. А если брать отдельные виды, то – до 80-90%. Вот свежий пример – 3 факта убийства за один день. Был спад, а тут вдруг выплеснулось, хотя количество таких преступлений в два раза меньше, чем в прошлом году.

Смотрим. Барановичский рай­он. После распития спиртных напитков удар ножом. Ивановский район. Ссора после пьянки опять привела к убийству.

Пьяная бытовуха волнует нас сегодня. Организованных тяжких преступлений сейчас практически нет. Есть квалифицированные имущественные преступления, а против личности – нет.

Незанятость населения также влияет на количество преступлений. Если взять категорию ранее судимых, то 75% повторных преступлений – это как раз те, что совершены неработающими.

Обращаем внимание на то, что если человек злоупотребляет спиртными напитками и еще при этом не работает, то он – потенциальный преступник. Мы его ставим на учет, начинаем работать. В Брестской области 26 тысяч человек состоят на учете с диагнозом «хронический алкоголизм». Но специалисты говорят, что эту цифру нужно умножить на 4-5, чтобы получить реальную картину. Ведь это только те, которые выявлены и поставлены на учет, а сколько людей страдают бытовым пьянством. И это проблема №1 не только милиции, но и всех субъектов профилактики.

– Получается, что те граждане, которые вышли из мест заключения, тоже являются потенциальными преступниками, так как им трудно устроиться на работу?

– Да, их не очень хотят брать. 40% общей преступности – рецидивная преступность, то есть, это те преступления, которые совершили люди, уже отбывшие наказание. Хотя сегодня выстроена система работы с этими людьми. Мы оказываем помощь по трудоустройству. Кто-то потерял социальные связи – восстанавливаем их. Готовим документы. Работают центры социальной реабилитации ранее судимых лиц. Государство сегодня делает все возможное, чтобы вытянуть человека из этой трясины, но, к сожалению, не все хотят. Есть по 5 и 10 раз судимые. Видно, у них образ жизни уже такой.

– По статистике, частым видом преступлений являются кражи. В основном, мобильников и велосипедов? Или имеют место квалифицированные кражи?

– В общей структуре прес­туп­лений 60% составляют кражи. В последнее время меньше краж мобильных телефонов, так как выстроена система работы с операторами связи, хорошо отслеживаем, где появится этот телефон.

С велосипедами наоборот – проблема нарастает. Люди стре­мятся вести здоровый образ жизни и садятся на велосипеды. Но многие думают, что их можно оставлять где попало.

Есть и квалифицированные группы по кражам. Как правило, формируются они из лиц ранее судимых. Буквально на днях задержали преступную группу, специализирующуюся на кражах велосипедов из подъездов в Пинске. В прошлом году выявили преступную группу, как будто вернувшуюся из 90-х годов. На трассе М1 идет фура, а за ней подстраивается машина. Преступник на ходу запрыгивает, разрезает тент и выкидывает ценный груз. Преступниками оказались минчане, ранее судимые.

По Бресту прошла волна квартирных краж. 14 фактов сразу. Причем, воры вскрывали металлические двери квалифицированным способом. Они имели профессиональные отмычки. Человек думает, что если он поставил металлическую дверь, то ее никто не откроет. Спокойно вскрывали. Поэтому мы рекомендуем самую надежную охрану – милицейскую. И недорого. Абонентская плата – 70 тыс. рублей в месяц. Но воры просчитались. У нас не менее квалифицированные сыщики. Поймали преступников с поличным. Один армянин приезжий и с ним гражданка РФ. Они не успели еще ничего сбыть. Награбленное вернется через суд владельцам.

Квалифицированные кражи есть. Но все они идут на убыль.

– Какие меры принимаются в борьбе с мошенничеством в Интернете? Создается впечатление, что общество уходит в него и преступность – тоже.

– Идя в ногу со временем, мы создали специальное подразделение по раскрытию прес­туплений в сфере высоких технологий, которое сегодня успешно работает. Держит под контролем так называемых хакеров, выявляет случаи мошенничества и хищений. Только в прошлом году пресекли дея­тельность четырех интернет-магазинов по продаже спайсов. Сложность данной работы в том, что в Интернете нет границ. Можно сидеть в Москве и совершать преступление в Беларуси. Но помогает тесное взаимодействие с коллегами из Интерпола, России, Польши.

– Сейчас очень много говорят о коррупции и борьбе с ней. Как обстоят дела в этой сфере и какие меры принимаются для выявления коррупционеров в собственных рядах?

– Вы знаете, какое пристальное внимание со стороны госорганов уделяется этой проблеме. Мы также не в стороне. Подразделение по борьбе с экономическими преступлениями ориентировано, в первую очередь, на выявление преступлений коррупционной направленности, а также тяжких и особо тяжких, наносящих значительный вред государству. Результативность неплохая. Задерживали руководство предприятий, особенно этим страдают лица, допущенные к материальным ценностям. Например, главные бухгалтеры. В прошлом году, например, главный бухгалтер ОАО «Ружаны-Агро» организовала снятие денег со счетов своих работников и приписных «мертвых» душ. И таким образом похитила около 1,5 млрд. рублей. Казалось, обычное сельскохозяйственное предприятие. Это – не единичный факт. Есть такие и по Брестскому району.

Что касается борьбы с коррупцией в своей среде, то нам не удается избежать совершения данных преступлений сотрудниками милиции. По прошлому году мы возбудили два уголовных дела. Оба – против сотрудников ГАИ. Одно в Ивановском районе за взятку в ви­де 20 литров бензина, другое в Жабинке за взятку на посту в Федьковичах у россиянина. В целях профилактики мы организовали выездной показательный суд, который проходил в здании УВД облисполкома, куда был приглашен весь личный состав. Никакого укрывательства и недомолвок. Это наша принципиальная позиция. Мы проводим комплекс мер по работе с кадрами по недопущению и пресечению таких преступлений. А если оно выявлено, то строго карается.

– Как вы думаете, финансово-экономический кризис каким-либо образом может отразиться на криминальной обстановке в регионе? И как налажена профилактическая работа?

– В области в прошлом году сокращено более 12 тысяч человек. Это проблема. Но задача номер один, поставленная Президентом страны для руководителей всех уровней, – это создание рабочих мест. Мы понимаем, если будет работа, будет и зарплата, и мы не допустим всплеска преступности. А наша профилактика зачастую поздняя. В первую очередь внимание – семье и школе. С начала года мы уже провели массу профилактических мероприятий по отработке лиц, которые состоят на учете. Это и семейные скандалисты, и ранее судимые, и несовершеннолетние. Ведь лица, совершающие преступления, всем известны. И с ними надо плотно работать. Когда эта работа ведется постоянно и не только со стороны милиции, тогда есть и положительный результат.

– Вы уже почти два года возглавляете милицию Брестчины. Чем наш регион отличается от других?

– Если в 90-х годах эта разница чувствовалась, то сегодня разницы практически никакой нет. Единственное – это специфика географического положения. Чем отличается, например, Могилевщина от Брестчины? На Могилевщине – открытая граница с Российской Федерацией. Вывоз металлов, завоз спиртосодержащей жидкости, кражи скота… А на Брестчине закрытая граница. Хотя по украинской границе вопросы контрабанды актуальны и сегодня. Мы постоянно взаимодействуем с пограничниками, проводим рейды. Сюда привозят мелкими партиями мясные продукты, складируют в лесах, потом большие партии загружают и везут через всю страну в Российскую Федерацию.

Что касается польской стороны, то нас волнует вопрос нелегальной миграции. Особенно мусульман, которые стремятся любыми путями попасть в Евросоюз.

Брестская область также особая в части транзита из Европы. Трасса М1, большие потоки транспорта. Это сказывается на дорожной безопасности.

В 1990 году вы начинали службу в органах внутренних дел в должности инспектора инспекции по делам несовершеннолетних в Гродно. Насколько остро сейчас стоит тема подростковой прес­тупности?
– За прошлый год в Брестской области количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, увеличилось практически на 20%. Это негативный момент 2015-го. Если их разложить, то получатся три категории: кражи, хулиганство и наркомания. 83 уголовных дела в прошлом году возбуждено в отношении несовершеннолетних за хранение и распространение наркотических средств.
Говоря о Каменецком районе, хотел упомянуть Высоковский государственный сельскохозяйственный профессионально-технический колледж, так как в прошлом году ему уделялось много внимания. К сожалению, учащийся ГСПТК совершил убий­ство соседа в подъезде в Бресте. А ведь это – недоработки субъектов профилактики. Педагогический коллектив не сработал. Учащийся не посещал занятия, долгое время отсутствовал. Никто не информировал ни органы образования, ни милицию. А он в это время, употребляя спиртные напитки, совершил убийство по месту жительства. Совместно с прокуратурой и подразделением наркоконтроля, так как там бы­ли выявлены правонарушения с распространением наркотических средств, мы изучили ситуацию в этом учебном заведении. И сегодня инспекция по делам несовершеннолетних Каменецкого РОВД держит ситуацию в колледже под контролем.
В прошлом году у нас были резонансные дела и в отношении самих несовершеннолетних. В Столинском районе бабушка убила 12-летнего внука, в Кобринском 9-летняя девочка – свою бабушку, ранее судимую. Таких преступлений не должно быть. На итоговой коллегии МВД Президент страны Александр Лукашенко поставил задачу – особое внимание обратить на защиту престарелых и детей. С учетом этого мы строим свою работу сегодня.
– Многих родителей сегодня волнует тема борьбы с наркотиками и спайсами. Какая работа ведется в этом направлении?
– В целом ситуация меняется в лучшую сторону. Значительную роль в этом сыграл Дек­рет №6 Президента Республики Беларусь, который ужесточил меры ответственности за распространение наркотических средств. Ситуация выходила из-под контроля. Люди умирали, а другие на этом наживались. К сожалению, несовершеннолетние и даже студенты попадают под влияние наркодельцов. Их сегодня одурачивают по Интернету. Скажут: вот тебе доза, ты должен сделать «закладку», а я тебе дам за это 100 долларов. И дети на это покупаются. Его задерживают, а это – уже сбыт. И статья очень серьезная. И мера ответственности значительно ужесточена.
А вот мера ответственности за хранение наркотических средств менее серьезная. Государство понимает, что этих людей надо лечить. И к ним применяют ме­ры медицинского характера. Ведь если человек попадает первый раз в состоянии наркотического опьянения, то к нему применяют меры административного характера. Это не относится к тем случаям, когда при нем был обнаружен наркотик. Это – уже хранение и уголовная ответственность.
Основная задача сегодня – работа на пресечение распрост­ранения наркотиков. Из 815 пре­ступлений по наркоконтролю в прошлом году 377 – это сбыт наркотиков.
Действенность Декрета №6 подтверждают цифры первого квартала текущего года. Если в 2015-м в среднем 8-9 человек ежемесячно попадали в учреждения здравоохранения с передозировкой, то за 3 месяца этого года – только 5 по области. В прошлом году были летальные исходы, в этом смертельных случаев нет.
Если раньше в системе образования доминировала практика замалчивания факта выявления наркомана, то сейчас наоборот. Преподаватели понимают, что если своевременно не отреагировать, то наркоманов в учебном заведении станет значительно больше. И если есть подозрения, подают сигнал в милицию.
– Много вопросов наши читатели задают о работе участковых инспекторов. Особенно об их доступности…
– По укомплектованности участковыми сегодня вопросов практически нет. Другое дело – занятость участковых. Они работают в оперативных группах, выезжают на места происшествий, участвуют в судебных заседаниях, доставляют в ЛТП. Большое количество заявлений на руках, которыми нужно заниматься. Зачастую участковых на административном участке нет. Но мы в своей работе стараемся максимально приблизить участкового к той территории, на которой он работает. Негативный момент в том, что многие не проживают на своих участках. Если бы жили там, то их можно было бы и вечером найти. Ведь главная работа участкового – это живой диалог с людьми. Побеседовать, подсказать, помочь.
По Каменецкому району ситуация благополучная. Хозяйства в районе сильные, квартиры участковым предоставлены. Знаю, что в Беловежском и Видомле участковые живут на месте. По инициативе начальника Каменецкого РОВД мы перераспределили двух участковых в Высокое. Если там живут, то пусть там и работают. Практически все имеют транспорт. Если не каждый по отдельности, то хотя бы одну машину на двоих.
А чтобы оперативно найти участкового, я бы порекомендовал звонить по телефону 102. Да и номера их мобильных телефонов опубликованы в газете и в Интернете.
Увеличивать число участковых сегодня мы не сможем. Да и не нужно. Это уже роскошь, чтобы в каждой деревне был участковый.
– Какой зарубежный опыт вы применили бы в своей работе?
– Если на Могилевщине мы постоянно взаимодействовали с МВД России, то на Брестчине более тесные контакты с поляками. Делимся опытом работы. Особенно в вопросах наркоконтроля и розыска.
А что хотелось бы внедрить? Опыт европейских стран, например, Австрии, где недавно по обмену опытом побывал начальник областной ГАИ. Там полицейский – лицо неприкосновенное. Если вас остановили и руки лежат на баранке руля, вы не имеете права даже их опустить. Это воспринимается как угроза действиям сотрудника правопорядка. А у нас наоборот, группы подстрекателей в Интернете «учат» народ не давать водительские права сотруднику ГАИ, выезжают специальные группы и провоцируют работников милиции. Это говорит о низком правовом воспитании людей и о необходимости им заниматься.
Конечно, есть случаи и непрофессиональных действий сотрудников милиции. Но, несмотря на это, сегодня они должны быть более защищенными. За последний год количество преступлений против милиционеров, к сожалению, увеличилось.
– Поменялись ли уровень доверия и отношение людей к милиции?
– Уровень доверия населения остается основным критерием оценки работы органов внутренних дел. Этот год мы начали с того, чтобы все участковые инспекторы пошли с отчетами в трудовые коллективы. Ведь их работа зачастую не видна. Человек привыкает к спокойствию на улице. Общественное мнение складывается, в основном, на основе деятельности тех, кого видят. Это участковые инспекторы, сотрудники ГАИ и инспекции по делам несовершеннолетних. Занимаемся воспитанием личного состава, повышаем профессиональный уровень. Постоянно проводим мониторинг ситуации и делаем выводы. Мы пристально изучаем те предложения, что высказывают люди. Ни одно из них не остается без внимания. Там, где можем, мы их реализовываем. Если это не в нашей компетенции, то ставим в известность местный орган власти.
– Насколько укомплектованы кадры и по каким критериям проходит отбор рядовых граждан на службу?
– Вопрос с кадрами сегодня решен полностью. В республике их готовят два учебных заведения. Это Академия МВД Республики Беларусь и Могилевский институт МВД Республики Беларусь. И берем гражданских специалистов, учитывая специфику работы милиции. В инспекцию по делам несовершеннолетних особенно охотно приглашаем педагогов, в подразделение по борьбе с экономической преступностью – экономистов с желательным вторым юридическим образованием и так далее. Но еще до изучения кандидатуры необходимо пройти военно-врачебную комиссию. Сегодня по медицинским показателям требования очень высокие. Именно на этом этапе отсеивается большой процент кандидатов. Затем специальная проверка на наличие компрометирующих материалов, судимостей и так далее. Всесторонне изучается личность, чтобы понять, готов ли человек служить в органах внутренних дел. А потом отправляем на первоначальное обучение или в учебные заведения. А оттуда люди приходят к нам с теоретической базой, дальнейшая задача – сделать из них практиков, которые показывали бы результативную работу.
– Говорят, профессия милиционера – не женское дело. Так ли это?
– Я бы не сказал, что профессия не женская. У нас много представительниц прекрасного пола в различных службах. И не только в инспекции по делам несовершеннолетних. Есть и участковый инспектор, и в уголовном розыске, и в ОБЭП, и даже в ОМОНе. Нареканий на работу женщин значительно меньше. Они более добросовестные, усидчивые, старательные и дисциплинированные.
– Как оцениваете работу сотрудников милиции Каменетчины?
– В каменецкой милиции в последнее время есть позитивные изменения. Не на очень хорошем уровне она была. За последние два года пришлось распрощаться с рядом сотрудников. Мы практически поменяли руководящий состав, это касается заместителей начальника. По разным причинам. И сейчас работа отдела изменилась. Первый замначальника отдела – толковый, грамотный. Вникает во все вопросы. Назначили нового начальника милиции общественной безопасности. То же самое. Пошла работа. Сегодня снижается преступность, и я вижу, что они держат под контролем подотчетный контингент. Осуществляя прием граждан в районе, вызвал двух заместителей, и они мне доложили всю информацию по криминальной милиции и общест­венной безопасности. Что делают, каковы перспективы. И я был приятно удивлен такой перестройке в районном отделе милиции.
Уже есть серьезные результаты в профилактике и раскрытии преступлений. А как классически раскрыли разбойное нападение в районе! Моментально отреагировали, когда по дежурной части прошла информация. Ввели план «перехват» и задержали. Преступники успели доехать только до Жабинковского района. Потом их вычислить было бы очень сложно. Это – хороший пример для всех других районов.
Но на фоне области по изучению общественного мнения каменецкая милиция выглядит недостаточно хорошо. Уровень доверия по сравнению с другими районами низковат. Поставлена задача выходить на новый уровень работы с населением. Общаться с людьми, выслушивать предложения, реализовывать их. В Каменце общественное мнение гораздо выше, чем в Высоком. И эту проблему необходимо решать. Думаю, что результат будет положительным.
– Расскажите немного о се­бе. Чем увлекались в детстве? Могли ли представить себя в будущем генералом?
– В детстве увлекался спортом. До того, как стать юристом, окончил два учебных заведения: физкультурный техникум и Гродненский государственный университет (исторический факультет). Конечно, о том, что буду носить погоны, и не думал.
Детство, как и все сельские дети, проводил на улице: футбол, хоккей, помощь родителям по хозяйству… Так и прошло время, а потом появились мысли о подготовке к армии, о том, что надо быть физически сильным и развитым. В соседней деревне парень из армии пришел и показал нам разные упражнения. Все загорелись, и каждый во дворе построил по перекладине. Я – тоже. Идешь к сараю – подтянулся. Сперва – один-два раза. Потом – пять-десять. Потом – подъем и переворот. Потом – прочие упражнения, «склёпки», например.
– Вот так от перекладины увлечение привело вас к званию «Мастер спорта СССР». Вижу значок, который красуется на мундире. А в каком виде спорта?
– В десятиборье. Увлечение стало основой выбора дальнейшего пути. Решил, мужчина должен быть мужчиной и поступил в физкультурный техникум. Физические данные были. Рост. Меня приметили тренеры, вовлекли, и начал заниматься. Потом пошел в армию. Кстати, в ней «переквалифицировался» – стал кандидатом в мастера спорта по радиоспорту, так как служил радистом на командном пункте ракетной дивизии. Спортивных замечают сразу. Рацию на плечи, антенну в руки и вперед – на соревнования. Но это между делом. Боевое дежурство никто не отменял.
После армии поступил в Гродненский университет, занимался спортом вплоть до того времени, пока не пришел на службу в органы внутренних дел. А там опять «переквалификация». Рукопашный бой, служебное многоборье. Выступал за РОВД, пока в уголовный розыск не попал. А там уже другое. Тогда ОМОНа и подразделения по борьбе с терроризмом не было. Были просто сыщики. Ночью надо ехать на задержание. Надеваешь спортивную форму, пистолет в карман, и поехали рэкет на рынке брать. Была у нас такая бригада подготовленных бывших спортсменов, тренировались в свободное от работы время в спортзале и отрабатывали, как будем машину брать, рэкетиров задерживать. И в лесу тренировались. Выезжаешь на трассу в Ивьевском районе, запускаешь две машины-ловушки и ловишь разбойников. Вот так постепенно переквалифицировался с десятиборья на силовые виды спорта.

А морзянку не забыли?
– Конечно, нет. Раньше включу ра­диолу, сяду и что-нибудь принимаю. А вот буквально несколько дней назад смотрел фильм «Семнадцать мгновений весны». Там Кэт передавала радиограмму. Пытался прислушаться и половину не понял. Или у меня этот навык уходит, или она фальшивит. Цифры понимал. А вот когда смесь пошла… Даже страшно стало, что квалификацию теряю.
– Как активно вы пользуетесь Интернетом?
– Как занятой человек, в Интернете не сижу, но новости просматриваю регулярно. Чтобы знать различные мнения о работе милиции, просматриваю блоги и сайты разного толка. Это помогает в работе.
– Семья для человека в погонах – это надежный тыл, люди, которые всегда рядом, – жена, дети…
– Тыл у меня надежный. Жена, в нас­тоящее время пенсионер, – сотрудник МВД в отставке. Надо отдать ей должное, как росли две дочери, я практически не знаю. Потому что так получалось. Со старшей дочерью проще, так как родилась в студенческие годы. А как пошел на службу, то в понедельник приходишь на работу и сразу в командировку. В то время нас волновала трасса Вильнюс-Минск. Там постоянно были разбойные нападения. Ехал, куда нити вели. Витебск, Псков, Минск… Если через месяц домой возвратишься, то хорошо. Жене надо памятник поставить. Это точно. Не было же нянек никаких. В декретном отпуске одна справлялась. А когда вышла на работу, родственники помогали и дальние в том числе.
Самое главное, что жена понимала. Когда есть понимание, это спасает.
А дети не пошли по стопам родителей. Старшая дочка – юрист, работает в гражданской организации. Были, конечно, разговоры дома. Но она категорически против работы в милиции. Вот если бы были сыновья, то, наверное, был бы другой вопрос. Я все-таки считаю, что не совсем это женское дело. Хотя и положительно отзываюсь, даже больше, чем положительно, так как женщины «тянут» еще и домашнее хозяйство, и того же мужа, и на работе успевают. И когда все это видишь, то своим детям не пожелаешь такого.
А младшая учится на 1 курсе университета. У нее выбор еще впереди.
– Если б у вас было больше свободного времени, то…?
– Больше внимания уделил бы семье.
– Мир был бы намного лучше, если бы…
– Люди занимались своим делом, были добрее, помогали друг другу.
– В заключение нашей беседы несколько слов, а, может, и советов нашим читателям.
– Сегодня очень нестабильная обстановка в мире. Надо ценить то, что есть. Самое главное – сохранить стабильность в государстве. Будет стабильность, будут работать предприятия, школы, детсады. Кризис мы преодолеем. Кризисы приходят и уходят. Если их преодолевать трудом и позитивом. Тогда все будет нормально.

Виктор ДУЛЕВИЧ.

Фото автора.

 

Добавить комментарий