«Здесь горизонты шире»

Так-так, и что у нас, в Каменце, случилось новенького в сфере культуры за последнее время? Давайте вспомним. Чемпионат валенка, квест по подвалам районного Дома культуры, выставка старинных новогодних игрушек, на следующей неделе – конкурс «Первый парень на районе»… Немало для такого короткого временного промежутка. Так бывает, когда в творческий коллектив вливаются новые люди с новыми идеями. Вот и здесь произошло вливание: в октябре прошлого года в Каменецкий РДК пришел режиссером коренной москвич Алексей Королев и влил порцию бурлящей московской крови в культурный кровоток района.

У него два диплома: банковского служащего и менеджера культуры. Первый он получил уже после службы в армии, в 24 года, закончив профильный лицей Сбербанка. «Нужна была какая-то специальность, чтобы устроиться на работу. Учиться пять лет в институте мне было долго, нужно было кормить себя, вот и пошел туда, где учиться всего год», – с юмором рассказывает Алексей. Поработал в системе Сбербанка и заскучал. Ну не его это!
«Его» любовью стала сфера культуры – в отличие от банковской совершенно безденежная. В 14 лет Алексей Королев пришел на пробы в Мос­ковский театр Охочих Комедиантов, создателем, руководителем и идейным вдохновителем которого стал Владислав Панфилов – драматург, старший преподаватель кафедры досуговой деятельнос­ти Московского государственного университета культуры, ну и, по совместительству, па­па популярного актера Никиты Панфилова. Так вот, Алексей пришел в этот театр, был принят, и им «заболел». Здесь он впервые надел бороду Де­да Мороза и с тех пор ее, по сути, и не снимает.

«Как скажет Вилли…»

Из Сбербанка он ушел спус­тя 8 месяцев работы – за неделю до дефолта 1998 года, одного из самых тяжелых экономических кризисов страны. К этому времени Алексей уже вовсю занимался организацией культурных мероприятий в Солнцево, известном таком районе Москвы, но с надеждой зарабатывать большие деньги еще не распрощался. Собирался переходить на работу в «Автобанк», на то время один из крупнейших банков Москвы. Но за день до назначенного собеседования грянул тот самый дефолт, и утром следующего дня Автобанк перестал существовать. Не судьба, решил Алексей и с головой ушел в сферу культуры. Так в его трудовой книжке появилась новая запись: заведующий клубной системой Солнцевского района Москвы.
Дефолт прокатился и по этой сфере тоже. Как раз в эти дни в Солнцево проходил День города, из бюджета были выделены деньги на гонорары артистам, в числе которых были «Дюна» и Вилли Токарев в качестве фронтмена, но на утро после кризиса их гонорары превратились в ничто. «Что делать? Других-то денег в бюджете нет. Стали звонить артистам, те кочевряжатся, – вспоминает Алексей. – И только Вилли сказал: на какие деньги договорились, такие и возьму. Тогда и другие артисты согласились…»

Тогда же, официально уст­роившись в Солнцево, он «перетащил» к себе на работу и свою Елену Валерьевну. История их отношений – это, как говорится, отдельная песня. Познакомились еще детьми в лагере пионерского актива: оба были очень идейными пионерами. «Она старше меня на полтора года. Не мог же я тогда за нею ухаживать», – подначивает Алексей. Много лет просто дружили, иногда созваниваясь, иногда встречаясь. Елена успела получить педагогическое (начальные классы, русский язык и литература) и юридическое образование, и в 90-е, как и многих других, ее порядком помотало по разным учреждениям. С 1998 года они вместе родили и вырастили троих сыновей (старший, Петр, – студент БГУ, средний, Павел, учится на хореографа, ну а Федор, младший, еще школьник), а в 2008 году и обвенчались. Здесь, на каменецкой земле.

Первое знакомство

Впервые они побывали в Каменце в 2001 году. Брестская область и Западный админист­ративный округ Москвы, куда входит и Солнцево, в ту пору тесно сотрудничали по всем направлениям, и культурным в том числе. Вот в качестве укрепления этих культурных связей администрация ЗАО Москвы и отправила на областные дожинки в Каменец творческий коллектив «Солнцевские ложкари», руководила которым Елена Валерьевна. Среди множества профессий, освоенных ею в беспокойные 90-е, значилась и такая. Понятное дело, Алексей поехал в Каменец вместе с ней. «Мы были под большим впечатлением от увиденного, – вспоминают они сейчас. – Нас поселили в санатории «Белая Вежа», а по сравнению с тогдашним состоянием подмосковных санаториев это бы­ли просто хоромы царя Ивана Грозного. На дожинках во время концерта нас здорово удивили качество звуковой аппаратуры и сценические костюмы ваших артистов. У нас и близко такого не было, и мы со своим московским апломбом выглядели довольно бледно на вашем фоне. А на следующий день нас свозили в Беловежскую пущу, и это нас доконало окончательно».

По тем годам разница в уровне технической оснащенности клубных учреждений культуры Москвы и Беларуси действительно была колоссальной, вспоминают Алексей и Елена. Для них, к примеру, стало откровением, что чуть ли не в каждой нашей крупной деревне, нынче ставшей агро­городком, есть свое здание клуба или СДК. По меркам районной клубной системы Москвы – настоящие дворцы. «Что было у нас? Квартиры на первых этажах жилых многоэтажек – бывшие красные уголки. Клубная система состояла из таких вот квартир. В самом Солнцево, где на тот момент жило более 80 тысяч человек, было семь таких квартир, и во главе – концертный зал исполкома; он и назывался Домом культуры. Была еще музыкальная школа и пять биб­лиотек. Сравните с тем, что есть у вас в районе, и согласитесь, что сравнение будет явно не в пользу Москвы».
С того первого знакомства с нашим районом они взяли себе за правило ездить отдыхать в Беловежскую пущу несколько раз в год: весной, летом и осенью. Вначале селились в гостинице, потом купили старенький домик в Каменюках. В нем, к слову, живут до сих пор. А в 2012 году решили переехать сюда окончательно. Много всего тогда сош­лось. Плюс добавились серьезные проблемы со здоровьем у младшего из сыновей: на фо­не аллергии у него развилась тяжелая форма астмы. «Были только 15 продуктов, которые не вызвали у него аллергию. Спрашиваю в детском саду: из чего у нас сегодня завтраки-обеды-полдники? А мне отвечают: мы не знаем. Потому что тендер на поставку обедов выиграла фирма из Санкт-Пе­тербурга, и обеды привозят готовыми, и чтобы определить, из каких продуктов все приготовлено, нужно изучить огромную кипу бумаг. Поэтому я возила ему в садик термосы с едой», – рассказывает Елена. Сейчас Федора не узнать – на пущанском воздухе и деревенских сметане-молочке он вымахал до 186 см ростом (это в 13 лет!), а его персональный список запрещенных продуктов сжался до одного пункта.

Сказочные годы

Работу в Каменюках они нашли сразу: обоих взяли культурологами в Помес­тье Деда Мороза. Как им эта работа нравилась! Поместье уже начинало подготовку к своему 10-летию (его широко отпраздновали в 2013 году), и идея пригласить на юбилей сказочных героев из разных регионов России всем приш­лась по ду­ше. Правда, для этого надо было вначале нанес­ти визиты им. Это было важно: приезд белорусского Деда Мороза сразу поднимал статус ме­роприятия на международный уровень. «Мы тогда по России 8,5 тысячи км наездили», – улыбаясь, вспоминает Алексей. Зато и на юбилей Поместья приехала куча высоких сказочных гостей. Были среди них и Всероссийский Дед Мороз из Великого Устюга, Царь Берендей из Переславля Залесского, и Глинышек из Кировской области, и Кыш-Бабай из Татарстана, и Всемирный Казачий Дед Мороз, и Илья Муромец из Мурома, и много кто еще.

Хорошее было время, сог­лашаются Елена и Алексей. И все же в прошлом году они с Поместьем простились. Говорят, решили, что в профессиональном плане здесь уже ничего больше достичь не смогут и нужно двигаться дальше. Вот и двинулись. Теперь Елена официально работает культорганизатором в Ряснянском СДК, плюс в Каменце набрала группу «ложкарят», исполнив тем самым свою давнюю мечту. После «Солнцевских ложкарей» она несколько лет работала в Москве в про­гимназии с малышами и после переезда в Беларусь все мечтала создать коллектив ложкарей именно с детьми. Говорит, они гораздо очаровательнее, быст­рее все схватывают и на сцене смотрятся лучше. Сейчас ее «ложкарята» готовятся к своему первому выступлению. Оно намечено на 5 марта.

Планов громадье

Ну а Алексей, как мы уже знаем, работает в Каменецком РДК, выдает идеи одна за другой и «зажигает» ими коллег. А потом все дружно их реализуют. Тут фишка в чем: за восемь лет работы в пуще он «наработал» хорошие отношения со многими турфирмами, фирмами и известными людьми, которые сейчас «делают спрос» на эти идеи. Так получилось, к примеру, с первым квестом. Он явно удался, и идею решено было развить, но уже немного видоизменив. Теперь вместо Деда Мороза, персонажа, что и говорить, сезонного, в подземельях До­ма культуры (то есть в подвальных помещениях, как вы понимаете) юных гостей будет встречать Вежий. Первая встреча должна состояться на школьных каникулах. Переговоры с брестскими школами уже ведутся. А планы на будущее у Алексея так вообще нескромные. В их числе даже создание театра!

Спрашиваю: неужели не скучаете по Москве? И ни разу даже не пожалели, что уехали? Алексей лишь пожимает плечами. Говорит, зарплата в сфере культуры что там, что здесь – весьма скромная, но с точки зрения человеческих и межличностных отношений здесь работать много спокойнее. Нет московской нервозности и скученности, поэтому и замечаешь больше, и горизонты кажутся шире. Да, если поставить себе цель заработать большие деньги, то надо ехать в Москву, или Варшаву, или Лондон, или другой большой город. Но жить там постоянно, учить детей в тамошних школах и лечиться в тамошних больницах… Елена уверена: с тем уровнем образования, что давала их школа в Москве, их старший сын Петр не смог бы поступить в МГУ на бюджет, а в Минск в БГУ – смог. И это после сельской школы! Так же и со здравоохранением. Рассказывают: довелось полежать в больницах и в Москве, и в Каменце, обращаться и самим, и по поводу детских травм, и сравнение, увы, не в пользу российской столицы.
Нет, они не разорвали связей с Москвой. У всех пятерых – российское гражданст­во и вид на жительство в Беларуси. В Москве живут родители Алексея и Елены, которые обожают своих внуков, сами приезжают к ним в гости и всегда рады их принять у себя. Если сыновья, став взрослыми, захотят вернуться, то есть куда и к кому. Это будет их выбор.
Сами же Елена и Алексей о возвращении пока даже не задумываются.

Елена ТРИБУЛЕВА.