Хвояновка и Куба. По ниточке судьбы Надежды Игнатюк

362 просмотров, Комментариев нет
,

Жительница Хвояновки Надежда Игнатюк, как она сама рассказала, читает районную газету «от корки до корки». «Не пропускаю ни одного номера. Вот как раньше начала выписывать «Искру», «Ленинец», так и сейчас продолжаю, но уже «Навіны Камянеччыны».

И вот, читая очередной свежий номер «НК», на странице, отведенной под проект «Каменетчина на старых фото», Надежда Даниловна увидела фотографию с подписью «Куба, 1927 год», на которой был изображен… ее отец. Сначала женщина не могла понять, как этот снимок оказался в газете. Позвонила автору проекта – Андрею Осташене, а тот посоветовал обратиться к каменчанке Анне Кулик, которая и предоставила фотографию, поделился номером ее телефона. Однако после первого же звонка стало понятно, что снимок, на котором изображен отец нашей героини, Андрею Осташене предоставила не она, а каменчанин Николай Ефимович. Ему, как позднее узнала Надежда Игнатюк, фотографию передал минчанин Николай Чижик (на ней – родной дядя его бабушки, отец Надежды Даниловны). Женщине удалось узнать номер телефона Николая, но дозвониться не получилось. Тогда она попросила помощи у своего соцработника Александра Дмитрука. Спустя некоторое время разговор двух родственников состоялся. Таким образом, Надежде Даниловне удалось не только найти того, у кого есть снимки ее отца, сделанные в период пребывания на Кубе, но и познакомиться с ним, обрести нового родственника. Кстати, Николай Чижик пообещал на Радуницу приехать в гости к женщине и привезти фотографии ее отца.
После такого небольшого вступления Надежда Даниловна рассказала историю своей семьи. Немного забегая вперед, отмечу, что похожа она на сюжет фильма или же книги…
Родился отец Надежды, Даниил Тукало, в конце позапрошлого века – в 1895 году. На момент, когда он решил уехать на Кубу, западная часть Беларуси находилась в составе Польши. Переселялись тогда с одной целью – в поисках лучшей жизни. В то же время на остров Свободы приехала и будущая мать нашей героини, Нина Славута, вслед за своей сестрой и ее мужем. Ей тогда исполнилось 18 лет. Она была украинкой, родом из Тернопольской области. В итоге отец и мать Надежды Даниловны поженились в 1929-ом, а в 1931-ом родился их первенец – Даниил.

Родители Надежды и их первенец

Женщина достает из конверта несколько фотоснимков и протягивает один из них мне. На нем – ее родители и брат.
Спустя некоторое время, проведенное на Кубе, семью Тукало депортировали. Вернулись они в деревню Хвояновка (на малую родину отца Надежды), однако надолго задержаться не смогли, так как отец Надежды Даниловны был коммунистом, а поляки их очень не любили. Глава семейства был вынужден уехать в Россию, а конкретнее – на Урал. Мать с братом нашей героини остались в Хвояновке. Однако ненадолго. Пришло письмо из Запорожья, в котором отец Нины сообщал, что приедет и заберет дочку на историческую родину. Так и случилось. Но опять ненадолго. Так как соседняя с Тернопольской Хмельницкая область была в составе СССР, Нина принимает решение перейти речку, разделявшую их и пролегавшую по самой границе, и отправиться к мужу. Семья нашла человека, который сделал мобильный мост и перевел молодую женщину с ребенком на другую сторону реки.
– После того, как мужчина скрылся, мать задержали пограничники. Начался допрос. Мама показала письмо отца, присланное с Урала. Через несколько дней, после проверки его на достоверность, начальник заставы дал женщине билет в Москву, а в помощь – красноармейца.
По прибытии на Урал Нина нашла своего мужа. Через некоторое время из-за очень суровых условий жизни и климата приняли решение вернуться обратно в Украину, в Запорожскую область. На тот момент там уже были созданы колхозы, поэтому работу долго искать не пришлось. Но началась война, и отца Надежды Даниловны забрали на фронт. Спустя какое-то время он попал в плен, но хитрость и смекалка помогли выбраться и вернуться к семье. Однако спокойно жить довелось недолго, именно в тот момент началось наступление советской армии. Деревня оказалось между двумя противниками. Ее жители, чтобы спастись, убежали и спрятались в канале. После того, как перестрелка закончилась, все вернулись в деревню, однако от нее мало что осталось. Сгорели и фотоснимки, те самые, которые были сделаны Даниилом и Ниной во время их пребывания на Кубе. Позже отца Надежды Даниловны снова забрали на фронт. Мать осталась одна с двумя детьми – Даниилом и Леней (родился в 1941 году).
– Позже отец прислал письмо, что лежит раненый в госпитале. И писал: «Даня, помогай маме». Но он-то не знал, что незадолго до того, как попал в госпиталь, Даниил, играя с друзьями, подорвался на мине…
После окончания войны отец Надежды Даниловны вернулся домой. В Запорожской области родилась дочка Надя. Но семья надумала вернуться в Беларусь, на родину отца. Мать устроилась работать в местный колхоз, отец – поваром в больницу. Умер он в 1959-м.
– Очень жалко, что медали моего отца не сохранились. А их же – немало: «За взятие Восточной Пруссии», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина», «За отвагу» и орден Красной Звезды. Отец все время был на передовой…
Сама Надежда Даниловна, как она рассказала, за свою жизнь сменила немало работ. Была полеводом в колхозе, учетчиком в конторе (пригодились старательность и ответственность), заведующей фермой, бригадиром полеводческой бригады. А в 1983 году стала библиотекарем в Рожковской сельской библиотеке, где и работала до самой пенсии.
– Очень люблю читать. Когда приходили газеты, журналы или книги в библиотеку, старалась как можно быстрее их прочитать. Если на работе не успевала, брала домой и, управившись по хозяйству, дочитывала.
Спрашиваю у Надежды Даниловны, как ей живется сейчас, учитывая, что в деревне осталось мало коренных жителей, да и большинство домов – это либо дачи, либо будущие агроусадьбы.
– Живу с телефоном (улыбается). Периодически меня навещает соцработник, автолавка три раза в неделю к нам в деревню приезжает. Живем потиху…

Денис ТРОЦЮК.
Фото автора
и из архива Надежды ИГНАТЮК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *