В тихой заводи…

Многие считают Швейцарию тихой заводью посреди бушующего мира. Современной, обустроенной, упорядоченной, роскошной, денежной, но заводью – на «пять звезд»… Вот только что Турция нанесла воздушный удар по курдам в Сирии, американцы этих курдов бросили, хоть до того и вооружали их и называли «союзниками», Евросоюз действиями Турции возмутился, но бегущих через нее сирийцев пытается отлавливать в Средиземном море, украинцы просят у Вашингтона противотанковые ракеты «джевелин» и ударные беспилотники, в Венесуэле кризис, а в Гонконге – «зонтичная революция»… Ну куда в этом месиве бедному миллиардеру деться, где ему найти тихое место для своих денег?!

Вот почему швейцарские банкиры и придумали лозунг «Деньги любят тишину». Лучшей рекламы и не надо!

И то верно: входишь в любой швейцарский банк, и с порога тебя окутывает атмосфера надежности, солидности и безмолвности. Тут тебе не задают лишних вопросов, клиентов оценивают с одного взгляда, а вместо слов применяют говорящие цифры. Но главное – тишина и спокойствие, исходящие от  сотрудников и окружающих стен. А как подумаешь про гробовую тишину в подземных сейфах, сердце аж заходится от счастья!

А о том клиентам невдомек, что за этой показной безмятежностью бушуют свои страсти. Просто наружу они прорываются очень редко… Но если уж прорвутся, то вывалят в эфир такие крики, такие тайны и такую мерзость, что невольно перестанешь верить в поговорку «Деньги не пахнут».

В последнее время такие случаи «утечек» из швейцарской денежной прачечной что-то участились. Виной тому глобализация и миграция. Согласитесь, лет тридцать назад, да даже всего десять, разве можно было себе представить, что какой-то швейцарский банк возглавил бы человек по имени Икбал Хан! Но может как раз благодаря свежей струе межрасовой коммуникации люди с повышенным эмоциональным фоном и смогли раскрыть нам скрытые пружины старинного швейцарского механизма по отъему денег.

Итак, именно Икбал Хан, пакистанец по происхождению, в 2015 году дослужился до высокого поста в самом знаменитом швейцарском банке CreditSuisse – выше только UBS. Неизвестно, какими соображениями руководствовались акционеры, но именно с того момента началась новая эпоха в истории швейцарского банковского дела. Однако давайте все по порядку… Резко увеличившийся оклад позволил Хану купить дом на берегу Женевского озера, причем по соседству с домом генерального директора банка Тиджана Тиама. От себя добавлю, я лично знаком с одним швейцарским банкиром, так вот он меня уверял: ни один швейцарский банкир не позволит себе купить машину или квартиру лучше, чем у его начальника. Моветон! И обыкновенная осторожность.

Конфликт стал неизбежен. И причина его в различии пакистанского и швейцарского менталитета. Хан с женой затеяли радикальную реконструкцию своего участка, начавшуюся со сноса бульдозерами только что купленного дома.Понятно, активная стройплощадка за окном очень не понравилась генеральному директору банка, тем более что строители  свалили несколько деревьев, посаженных самим Тиамом, — те, видите ли, загораживали Хану и его жене вид на озеро.

Тлевший два года конфликт перешел в острую стадию в январе, когда Тиджан Тиам устроил у себя вечеринку для коллег. Пригласили и Икбала Хана с женой. В какой-то момент, когда Тиам беседовал с председателем правления Credit Suisse Урсом Рохнером, к ним подошел Хан. И Тиджан не удержался, полушутливо пожаловался старшему коллеге на беспокойного соседа. Роковая ошибка! Далее последовала сцена, которая, попади она на U-tube, заработала бы миллионы «лайков» – Хан бросился на Тиама, и завязалась драка между швейцарскими банкирами.

Скандал удалось замять в «узком семейном кругу». Но Хан с той поры стал донимать УрсаРохнера постоянными жалобами на своего начальника. В конце концов,терпение председателя правления лопнуло, и он предложил Хану взять отпуск на три месяца, а потом покинуть банк, чтобы «не создавать неприятную рабочую атмосферу». Первого июля Credit Suisse официально объявил, что Икбал Хан покидает компанию.

И вот тогда начинается самое интересное! Три месяца Хан обивал пороги всех банков, однако никто не брал его на работу, и вдруг не кто-нибудь, а конкурент UBS предложил ему должность, да еще какую – одного из президентов! Возникло подозрение, а не плата ли это за «слив» конкуренту секретной информации?

Руководству Credit Suisse стало известно, что Икбал Хан пообещал UBS привести с собой еще как минимум пятерых коллег, и оно поручило начальнику своей службы безопасности организовать слежку за «отступником». Глава службы безопасности обратился в частное охранное агентство Investigo — не лично, а через посредника, имя которого пока не называется.  А 17 сентября во время поездки с женой в магазин Икбал Хан обнаружил слежку. Он вышел из машины и сфотографировал на смартфон номерной знак автомобиля частного детектива. А когда тот выскочил на улицу, Хан попытался запечатлеть и его. Дальше версии расходятся: банкир утверждает, что сыщик хотел вырвать у него из рук смартфон. Тот, в свою очередь, на допросе в полиции заявил, что всего лишь заслонял ладонями объектив, чтобы не засветиться на снимке.

Так история стала достоянием общественности. И пошли аресты – Investigo ведь не уведомляло полицию о своей миссии. Когда добрались до неназываемого посредника, тот неожиданно «покончил жизнь самоубийством» – и все нити, ведущие от него к банку если и не оборвались, так стали недоказуемыми!

Вот такая царит тихая жизнь в швейцарских банках…

Вадим ЕЛФИМОВ, «НК»

КАТАЛОГ УСЛУГ И ТОВАРОВ

Раздел в разработке