В суде Каменецкого района началось рассмотрение дела о краже лошадей. На скамье подсудимых – 18-летний цыган

131 просмотров, 1 комментарий
,

Сторонний человек ему невольно посочувствует. Невысокий, щуплый, он сидит в «клетке» в зале суда, рассматривая собственные руки, и лишь когда к нему обращаются, поднимает голову. Вину свою признает полностью. На большинство вопросов отвечает односложно «да», «нет» или «мне нечего сказать по этому поводу». С трех лет воспитывался бабушкой в Молодечненском районе. Где мать, не знает: то ли умерла, то ли пропала. Отец, которого он тоже не видел с 3 лет, сейчас отбы­вает наказание. Как и многие цыганские дети, в школу не ходил вообще. Немного читать и писать выучился самостоятельно. И еще у него нет паспорта, потому как в свое время возникли проблемы с уста­новлением личности. Ну а после совершеннолетия жизнь так закрутилась, что озаботиться паспортом и времени-то не было…

В декабре прошлого года Николай был приговорен судом к двум месяцам ареста за хищение планшета. Когда освободился, узнал, что бабушка, самый близкий человек, умерла – как раз в день его выхода на свободу. Чтобы уплатить судебные издержки, нужно было где-то найти 130 рублей, но уст­роиться на работу из-за отсутствия паспорта он бы не смог. Если даже и был такой порыв – устроиться на работу. Такой вот замкнутый круг. Поэтому Николай обратился за помощью к Якову, дальнему родственнику, проживающему в Кобринском районе. Тот ответил: денег нет, но есть возможность их заработать. Верное дело. Приезжай. Так Николай оказался на Кобринщине в доме своей дальней тетки.

Где цыган – там и лошадь?
«Верное дело» – ну прямо классика жанра – оказалось связано с лошадьми. Двое знакомых Якова в Кобрине занимались закупкой мяса, и интересовала их именно конина. В ночь на 20 февраля все четверо отправились на дело. Яков с Николаем приникли в конюшню ОАО «Агрофирма Малич» Березовского района и вывели из нее под уздцы двух самых смирных с виду лошадей. По дороге одна из них вырвалась и убежала. Вторую долго, около четырех часов, вели к условленному месту, где их уже ждали скупщики. Там лошадь убили и разделали на мясо. В утробе у нее обнаружился нерожденный жеребенок. «Я ушел, чтобы это не видеть», – признается Николай. За лошадь им заплатили 200 рублей. Половину этих денег Яков отдал Николаю.

Спустя несколько дней подельники повторили попытку. На этот раз Яков с Николем увели двух лошадей и увязавшегося за ними жеребенка из д.Ру­ховичи Кобринского района. Спрятали их примерно в 10 км от деревни в лесу. А когда несколько часов спустя подъехали туда на машине вчетвером, увидели людей. Это владельцы лошадей прошли по следам на снегу и успели краденое перехватить.

Третья попытка была предпринята в Синитичах нашего района. Пока скупщики конины ждали в машине, Николай разорвал пленку, которой было затянуто окно фермы ОАО «Ходосы», и проник внутрь, откуда и вывел очередного коня. Яков ждал его на улице. Любопытно, что на ферме в это время находился сторож. Просто прикорнул, бедолага, на пару часиков в комнате отдыха. Украденную лошадь решили гнать в сторону Кобрина. Так и ехали: машина с остальными подельниками отъезжала вперед на 1,5-2 км и ждала, пока всадник ее догонит. Потом опять отъезжала. Потом на лошадь пересел Яков, а Николай вел машину. К очередному месту встречи лошадь не явилась. На ферме обнаружили пропажу, о случившемся сообщили в милицию, та предприняла активные розыскные действия. Словом, троицу, ждавшую в машине, задержали. А через несколько дней в окрестностях Мельников обнаружилась и украденная лошадь.

Замкнутый круг
Скупщики конины ожидаемо «ушли в отказ». Пока шло следствие, в один голос твердили: не подозревали, что лошади краденые. Мол, знали бы, сами парней отговорили бы. А Николай после очной ставки со скупщиками вдруг резко изменил свои показания, позволив им предстать перед следствием случайными свидетелями, но никак не соучастниками. Яков уже несколько месяцев в бегах. Так что пока за все про все отдувается один Николай. В суде он отказался давать показания, сославшись на то, что «плохо уже все помнит». Поэтому во время процесса обвинитель оглашал предыдущие протоколы его допросов. «Все правильно, так и было», – соглашался Николай.

Материальный ущерб потерпевшим он надеется возмес­тить, если его для отбытия наказания направят на «химию». ОАО «Агрофирма Малеч» выставила ему к возмещению иск на 1 348 рублей. Других вариантов найти такие деньги Николай не видит. Как, похоже, и другой судьбы для себя кроме как «украл – сел – вышел – снова украл…»

Судебное разбирательство по делу о краже лошадей продолжится на следующей неделе.

Елена ТРИБУЛЕВА.
tribuleva@tut.by
Карикатура
Елены ВЕЛЕНЦЕВИЧ.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *