Такие же, как все

363 просмотров, Комментариев нет
,

Я была необычным ребенком. Необычность заключалась в том, что росла без родителей, на попечении бабушки и дедушки. И когда пошла в школу, это, к сожалению, не осталось незамеченным. Наоборот, стало поводом для издевок со стороны моих сверстников. Я на себе узнала, насколько бывают жестокими дети! И без того – настоящая травля – подпитывалась разговорами родителей моих одноклассников и всех учеников школы: «сирота – пустота», «ее бросила мама»… Хотя мама не бросала меня и моего младшего брата: в 32 года осталась вдовой с семью детьми на руках, а дедушка, пожалев единственную дочь, решил забрать младших, чтобы хоть как-то облегчить мамину несладкую участь. Так и остались мы в Беларуси, за 1,5 тысячи км от маминых ласки и любви.

То, что мне предстоит быть «мячом для пинания», осознала рано. В 1 классе безо всякого повода меня ударил одноклассник. И надо же такому случиться, что в этот же день его забросали снежками другие мальчишки из нашего класса. Когда его мама спросила: откуда ссадина лице, он, видимо, боясь ее гнева, ответил, что это я отправила мальчишек на снежную войну… На всю жизнь запомнила, как мама обиженного одноклассника пришла в школу и накинулась на меня с обвинениями и угрозами (не понимаю, как не дошло до рукоприкладства). Я стояла посреди класса и тихо плакала, не смея возразить, потому что прекрасно понимала смысл сыпавшихся слов: «тебя некому защитить». Тогда и осознала, что я – другая. И во чтобы то ни стало решила доказать всем, а в первую очередь – себе, что я – не хуже и не глупее остальных, что у меня тоже есть право на будущее. Знать бы тогда: сколько еще физических и моральных ударов нанесут окружающие!

Веру в себя не потеряла благодаря бесконечной поддержке моих учителей и единственной подруги Анжелики. Неисчислимое количество раз плакала на плече социального педагога, рассказывая ей о наболевшем. Классный руководитель взяла на себя роль моей защитницы и каждый мой успех рассматривала, как собственное достижение, – гордилась мной, считала примером. А позже сыграла главную роль и в выборе профессии. Учительница истории, будучи матерью двух замечательных дочерей, видела во мне еще одну дочь: жертвуя собственным временем, она занималась со мной репетиторством – бесплатно, помогла с поступлением в университет.

Став студенткой, заметила, что «такие, как я» объединяются, ищут «себе подобных». Видимо, боясь, что несправедливость и беспредельные гонения со стороны сверстников в школьные годы будут продолжаться и в университете. Но эти опасения оказались напрасными. Здесь мы были равны. А если кому-то из однокашников становилось известно о сиротской доле, то они только восхищались нашими выдержкой и силой воли.

Моя подруга Алинка, с которой мы вместе с первого дня студенческой жизни, – самый добрый и отзывчивый человечек. Совершенно разные и по характеру, и по мировоззрению дружим вот уже 10 лет. О своем детстве она не любит говорить, но похоронить в своей памяти такое сложно. Мать крепко пила. В конце концов, не выдержав бесконечной алкогольной атмосферы и тяжелого безразличия собственной матери, Алина сбежала. Какое-то время чумазая, беспризорная девочка скиталась по Брестскому рынку, собирая маленькие остатки сырого мяса у мясных прилавков. Однажды встретила знакомых, которые знали ее отца и помогли его найти. Но мужчина быстро избавился от «ненужного груза» – отдал девочку в интернат. И уже там, учась в 1 классе, Алина узнала о смерти матери. Из интерната девочку забрала на попечение тетя… Сегодня девушка работает корреспондентом в редакции одной из ведущих республиканских газет. Улыбаясь, Алина твердо шагает по жизни, и на каждый новый каприз судьбы девушка отвечает: «Не такое переживали!»

А вот Аня стала сиротой при живых родителях. Они развелись. И Анина мама без зазрения совести выбрала личную жизнь и новое замужество, а маленькую дочку оставила дедушке с бабушкой. В новой семье родились еще две девочки – Анины сестры, которые получали должное родительское внимание. А то, что Аня ходила в школу зимой в рваных сапогах и в пальто, из которого выросла настолько, что рукава были по локоть, – никого не заботило. Дедушка с бабушкой, простые сельские труженики, были пожилыми и, конечно, не могли дать внучке необходимого участия в образовании, обеспечить одеждой и обувью растущую девочку. Чтобы не выглядеть «белой вороной» среди сверстников, Ане приходилось собственноручно перешивать бывшие некогда модными мамины, а то и бабушкины наряды. О новом платье даже не смела мечтать! Аня выросла, создала семью и сегодня у нее собственный небольшой бизнес. Она – красивая, ухоженная и стильная женщина. А все ее сверстницы, которые раньше тыкали пальцем в старое платье, проеденное молью и временем, завидуют ее умению в 40 выглядеть на 20.

Как-то подруга Ани сказала ей, что сирота не может создать нормальную семью, потому что выросла без родителей, не знает, что такое – семейные ценности. Аня призналась мне: «Может, и не знаю… Ведь больше всего на свете хочу, чтобы мои дети имели все то, чего я была лишена. И мужу прощаю то, чего «мамины и папины дочки» никогда не простили бы».

Порой оглядываюсь назад, в прошлое, и думаю: как я смогла все это пережить? Почему не сломалась под гнетом социума, под насмешками и пинками Homo sapiens? А сколько таких, кто сломался? Половина? Больше! Так думает каждый из нас – тех, кому пришлось в жизни неоднократно доказывать, что мы – не меньше других заслуживаем любви, уважения, подарков на дни рождения и под новогоднюю елку…

Анастасия ЯНКИНА

Добавить комментарий