«Социально опасные»: непридуманные истории из жизни каменецких семей

По этическим соображениям мы не можем публиковать настоящие имена матерей, фотографии так называемых жилых домов и детей, чьи глаза расскажут больше, чем сможет выдержать ваше сердце… И это не кино, а реальные истории, от чего – намного страшнее.

Профилактические рейды в районе провели 1-й заместитель начальника РОЧС Иван Козорез, главный специалист отдела по образованию райисполкома Ольга Парафенюк и педагог социальный районного социально-педагогического центра Ксения Демидюк. Специалисты в который раз посещали семьи, чьи дети находятся в социально опасном положении.

История первая

Маленький деревенский домик. С виду ничем не отличается от других. Но внутри… Грязные столы, на них – грязная посуда, полы и окна, не видевшие влажной тряпки. В кухне топится печь, дверка ее приоткрыта, а на полу перед ней – вместо топочного листа – старенький ковер. В спальне кое-как в одну кучу сброшены детские вещи. А в кроватке, на пленке, в насквозь промокшей одежде, – малыш, которому не исполнилось и года. Он спокойно перебирает маленькими холодными ручками грязные игрушки, разбросанные вокруг него. Увидев посетителей, улыбается и просится на руки.

Горе-мать нашлась после звонка на мобильный. Привела старшую девочку, обутую в это нетеплое время в резиновые шлепанцы на тоненькие носочки…

Ни на один вопрос вразумительного ответа не получили. «Вышла к соседям позвонить… Оставила ненадолго…» Даже, если ушла на 5 минут: почему ребенка не взяла с собой?

Обещание исправиться звучит неуверенно, и даже – неуместно. Из-за холодного безразличия матери уже случилась одна трагедия…

А на своих первых четверых детей она лишена родительских прав.

История вторая

Не совру, если скажу, что этот дом не стоит ни копейки, как вообще стоит? Его давно пора сравнять с землей. Тем не менее, в его хилых стенах ютятся четыре поколения, из них – трое мальчишек до 10 лет.

Алкоголь имел место в жизни матери. Вроде исправилась. Надолго ли? Надежда умирает последней.

Опять-таки: почему не принять предложение – переехать в 4-комнатную квартиру? Надо оплачивать коммунальные и крошечную аренду…

Три пары глаз с любопытством рассматривают гостей. Им не нужна наша жалость. Они растут и, уверена, пока не понимают, что ненормально жить в таких условиях.

История третья

Дверь открыл 14-летний подросток. На вопрос: «как давно ушла мама?» ответил: «В воскресенье…» То есть, четвертые сутки матери нет дома. Благо есть еще бабушка, она-то и кушать готовит, и печь топит, и ищет, где может, свою нерадивую дочь…

…которую мы случайно находим не просто пьяной, а в бессознательном состоянии в семье, следующей в списке посещений. Хозяйка же пытается спрятать от нас свою подругу-собутыльницу. А ведь еще не прошло и полгода, как ей самой вернули из приюта четверых детей. «Я за своих детей горло перегрызу», – говорит она нам.

Только хочется спросить: кому перегрызет? Когда забирали детей, старший просил окна зашторить. Чтобы соседи не видели… стыдно.

* * *

Визитеры больше вопросов адресуют детям: «когда и что кушал?», «как себя чувствуешь?» Они, в отличие от своих матерей, говорят правду, какой бы горькой она ни была.

Родительницы же в который раз обещают исправиться, привести дом в порядок, устранить пожароопасные недостатки, на которые указал сотрудник РОЧС.

Анастасия ЯНКИНА.

Фотография носит иллюстрированный характер.