«Пышка» 2.0 или новый франко-германский ля мур!

У франко-германских отношений есть одна особенность: эти две страны всегда воевали между собой. Почему? Достаточно глянуть на карту: два крупных и примерно равных государства в центре Европы, у которой только один пьедестал – все понятно! Правда, было время, когда Карл Великий, создавший этот имперский единый трон, объединил под своей дланью оба государства, галлов и германцев, но очень-очень давно…

Далее в драках чаще всего страдала Франция – тевтонский кулак, знаете ли, очень жесткий. Так вот, длинную цепочку обид Эммануэль Макрон и Ангела Меркель решили забыть в XXI веке, а для того сочли за благо вернуться к истокам и подписать «замирение» в немецком городе Ахене, бывшем некогда столицей империи Карла Великого – ну, того самого, обратившего бывших варваров в новую веру! Символика, выбранная для нового двухстороннего союза, понятна: «Мы теперь новая империя Карла Великого посреди Объединенной Европы».

Вот именно, посреди, а не вместе…

Ангела Меркель недвусмысленно об этом сказала, заявив при церемонии подписания Ахенского сепаратного договора, что мир сейчас переживает кризис многосторонних отношений, и поэтому нужно опереться на более надежные двухсторонние. Это намек не только Брюсселю, но и Вашингтону, и он был полностью поддержан президентом Франции. Вообще, оба политика буквально сливались в экстазе любви и взаимопонимания, и это было настолько искренне, что возникало ощущение, что Меркель и Макрон просто нашли друг в друге отдушину от своих внутренних проблем. Макрон – от «желтых жилетов», Меркель – от неизбежной своей отставки.
Но кто же в конечном итоге больше выиграл от этого слияния? Видите ли, у длинных франко-германских отношений есть еще одна особенность, проверенная временем. Если между ними и наступали короткие и всегда наигранные периоды альковных отношений, то чаще всего именно Франция уступала, мягко скажем, настойчивым ухаживаниям Германии. Эту постыдную привычку Марианны прекрасно описал молодой Ги де Мопассан в своем дебютном произведении «Пышка». Кратко напомню содержание той новеллы. Действие происходит во время войны 1870 года. Прусские оккупанты выпускают из зимнего Руана дилижанс «Нормандия», в котором едут представители обеспеченных слоёв общества, две монахини и полноватая проститутка по прозвищу Пышка. Во время остановки на ночлег прусский офицер отказывается разрешить дилижансу продолжить путь до тех пор, пока Пышка не отдастся ему. Девушка сопротивляется из патриотических соображений: ей противны пруссаки. Спутники, которым не терпится возобновить прерванное путешествие, уговорами и угрозами заставляют её изменить своё решение…И вот наутро путь дилижансу открыт! Только «спасенные» французские буржуа презрительно не замечают свою спасительницу, брезгливо сторонясь ее. Пышка рыдает…

Будет ли теперь рыдать Франция?

История новейшего времени подсказывает, что очень возможно… Предыдущую попытку осуществить «ля мур» (любовь) между Берлином и Парижем предпринял еще де Голль 56 лет назад. Но тогда Германия была ослаблена, разделена на две половины, ФРГ и ГДР, а чем все закончилось? В 90-е годы единую валюту в ЕС учредили на основе «марки», а не «франка», и это стало главным финансовым поражением Парижа на рубеже веков.
Теперь Франция сдается Германии уже в области безопасности и обороны – об этом гласят основные новации Ахенского сепаратного договора. И хотя Макрон, вроде бы, сам инициатор создания отдельной от США «европейской армии», все же ясно, чья койка будет выше во франко-германской казарме.
Самые громкие параграфы договора содержатся в главе о «безопасности». «Два государства углубляют кооперацию по вопросу иностранной политики, обороны, внешней и внутренней безопасности», «прилагая все усилия по укреплению автономного оперативного потенциала Европы» (т.е. по созданию «европейской армии», о которой столько говорит Макрон). Впрочем, дальше дипломатично – вероятно, для Трампа – говорится, что усиление «оперативного потенциала Европы» должно «усилить ЕС и НАТО». Чуть ниже речь идет о том, что Германия и Франция «оказывают (друг другу) помощь и поддержку всеми средствами, которыми располагают, в том числе, вооруженными силами, в случае вооруженной агрессии против их территорий». (Впрочем, оказание совместной помощи и так предусмотрено соглашениями ЕС и НАТО). «Два государства учреждают Франко-немецкий совет обороны и безопасности в качестве политического органа управления совместными обязательствами» – объявлено в Ахенском договоре, но этот Совет был создан в 1988 году на основе Елисейского договора, подписанного в 1963-м.
Кроме того, Франция и Германия «обязуются продолжить усилия» с целью «реформирования Совета безопасности ООН» и принятия Германии «в качестве постоянного члена Совбеза» (к слову, в конце ноября 2018 года немецкий вице-канцлер Олаф Шольц предложил Франции отказаться от своего места в Совбезе и отдать его ЕС, на что получил жесткий отказ из Парижа).
* * *
Наконец, еще два интригующих пункта в главе о безопасности: (статья 6) «…оба государства создают общее формирование с целью проведения операций по стабилизации в третьих странах»; (ст. 7) «Оба государства обязуются налаживать все более и более тесное сотрудничество между Европой и Африкой…».
Похоже, Макрон хотел бы использовать немецкие войска для поддержания своих неоколониалистских амбиций в старых французских колониях, а Меркель – выйти за рамки своей конституции и позволить немецкой армии на «законных основаниях» наконец-то действовать где-нибудь за пределами немецкой территории. Как говорится, застоялись немецкие железные кони на домашних квартирах!
Так что вся эта «мирная болтовня» попахивает реальной агрессией… В Европе что, мало военных блоков? Если бы Макрон и Меркель крепили свое двустороннее оборонное сотрудничество после того, как вышли из НАТО, – это было бы понятно и приветствовалось бы всеми здравомыслящими людьми. А так дело смахивает на еще одну военную надстройку. В Европе их столько, что того и гляди, европейские политики скоро в них запутаются, и чтобы не путаться, снова будут звонить…в Вашингтон.

КАТАЛОГ УСЛУГ И ТОВАРОВ

Раздел в разработке