Прокурор Каменецкого района: «Основная причина преступлений – алкоголизация населения…»

Практически половину профессионального стажа Олега ЛЕВАНЧУКА составляет служба в должности прокурора нашего района. Несмотря на молодость (моему собеседнику 32 года), Олег Александрович пользуется уважением, его работа отличается высоким профессионализмом и безусловным знанием своего дела.

Поговорили с прокурором накануне профессионального праздника (26 июня – День работников прокуратуры) и узнали, как осуществляется надзор за исполнением законов в нашем районе.

– Олег Александрович, когда заступили на службу в Каменец, отметили какие-нибудь недостатки в работе прокуратуры?

– Некорректно было бы с моей стороны оценивать работу коллектива, который сформировался до меня. Организация нашей работы, отношение к делу меняются с учетом того, как меняется ситуация внутри государства, какие проблемы существуют сегодня, какие вызовы перед нами появляются. Каждый день мы так или иначе корректируем что-то в работе. За последние 4 года обновился весь прокурорский состав. Пришли новые люди, со своими взглядами и жизненным опытом – поменялся и стиль работы.

Хуже или лучше не стало. Стало по-другому. Но если оценивать результат работы прокуратуры, то из года в год соответствуем поставленным критериям, провальных моментов у нас нет.

Денис Хорошун

– Можете ли вы назвать коллектив своей командой?

– Наши профессиональные отношения с заместителем прокурора Денисом Хорошуном и помощником прокурора Яной Шелест не носят характера подчинения, мы больше партнеры. Потому что те личные качества, которые есть у моих коллег, не требуют излишнего контроля, я им доверяю. У нас есть общие ценности и представления, подходы к тому, что мы должны делать и каким образом.

– Кто еще работает с вами, кроме прокурорского состава?

– Заведующий канцелярией Алина Гирилюк, водитель Александр Жук, курьер Елена Шаш. В коллективе прокуратуры района всего шесть человек.

– Как рассматриваете дела? Все ли они проходят через ваши руки?

– Каждый из нас ведет свои направления надзорной прокурорской деятельности. Непосредственно гособвинитель, когда он поддерживает государственное обвинение, по закону независим. Он независим также от чьего-либо мнения и сам предлагает на основании своего внутреннего убеждения меру наказания. Но в прокуратуре существует принцип подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим. Мои коллеги обязаны согласовать со мной свою позицию, которую мы вместе обсуждаем. Поэтому от момента совершения преступления до вынесения приговора любое дело находится на моем контроле.

– Какой вы видите основную причину совершения преступлений?

– Алкоголизация населения. Профилактике ее уделяем пристальное внимание. Нам удается предупреждать те негативные последствия, к которым приводит пьянство. Это и насилие в семье, и производственный травматизм. К слову, по итогам первого полугодия факты производственного травматизма отсутствуют. В то время, как за аналогичный период прошлого года – 4 случая, ответственность за которые, безусловно, лежит на руководителях, они должны контролировать физическое состояние своих работников.

Как пример: в ОАО «Агро-Заречье» в прошлом году произошел несчастный случай с механизатором. При разборке здания телятника мужчину придавило одной из кровельных плит. Его здоровью был причинен серьезный вред. По этому факту возбуждено уголовное дело в отношении должностного лица, которое должно было контролировать соблюдение правил техники безопасности.

Яна Шелест

– Часто ли к вам приходят адвокаты, чтобы узнать, что у гособвинения «на уме»?

– Говорят, прокурор – принципиален. Есть порядок взаимодействия, определенный законом. И адвокаты, как никто, понимают, в каких рамках ведется процессуальное общение. У нас с ними общая задача – обеспечение справедливого и законного решения по делу. Только, фигурально, мы стоим по разные стороны.

Адвокатам сложнее приходится. Особенно, когда они защищают убийц, насильников или совершающих преступления в отношении детей. Они ведь понимают, что здесь нет прощения, но, тем не менее, выполняют свои обязанности по защите.

– Сколько сегодня дел на прокурорском столе?

– Количество расследуемых дел связано с состоянием преступности в районе. Одно из направлений деятельности прокуратуры – профилактика правонарушений и координация такой работы других органов. Благодаря этому, наблюдается тенденция к снижению преступности. По итогам первого полугодия 2018 года зарегистрировано – 117, в этом – 103. И сегодня на моем столе всего два дела – это немного.

– Существует ли сезонность преступлений?

– Да. Рост краж, к примеру, носит сезонный характер. Чаще всего они совершаются в сельской местности из жилых домов, в которых постоянно никто не проживает – дач. Пропажа имущества обнаруживается хозяевами только по приезду. Поэтому в марте-мае наблюдается всплеск краж.

– Могут ли слезы в суде разжалобить прокурора?

– Есть не только слезы обвиняемого, но и слезы потерпевших. Тяжело в принципе людей в чем-то обвинять. Любой человек заслуживает снисхождения. Понятно, что мы тоже люди. Меня больше интересуют мотивы преступления. Когда обращаюсь к обвиняемому в суде, всегда задаю ему вопрос: почему?

Но есть подсудимые, только-только достигшие совершеннолетнего возраста, на которых смотришь и понимаешь, что основная причина его поведения – родительское безразличие. Таким образом он хотел обратить на себя внимание матери, занимающейся только решением собственных проблем или личной жизнью. Ты видишь перед собой не преступника, а зачастую, молодого, талантливого и способного человека. В таких случаях мы предлагаем меры ответственности, которые заставят задуматься и исправиться. Как правило, такие методы эффективны.

– Как обстоят дела с коррупцией в нашем районе?

– В этом году возбуждено два уголовных дела коррупционной направленности – совершение хищения путем злоупотребления служебными полномочиями должностным лицом. Одно дело передано в суд, второе – в производстве Следственного комитета.

Хочу отметить, что от коррупционной деятельности одного человека теряют все: предприятие, которому необходимо заменить работника определенной специальности и опыта работы, сами люди, которые привлекаются, коллеги и близкие. Это не выгодно никому.

По этому вопросу мы тоже работаем на предупреждение. Контролируем расходование денег, которые выделяются государством на здравоохранение, образование, сельское хозяйство… Изучаем сведения о доходах и имуществе государственных должностных лиц, проводим беседы, напоминаем о пагубности коррупционного поведения. Не обходится и без наказания: административного, дисциплинарного и материального.

Как пример: одним из предприятий района проводилась закупка автомобиля за счет бюджетных средств. Существуют определенные требования к процедуре ее проведения. Если допускаются существенные нарушения процедуры закупки, она будет признана незаконной. Но мы отслеживали закупку, как только о ней объявили. Сама комиссия не заметила допущенные нарушения. В этой ситуации нам пришлось вмешаться – закупку отменили. В противном случае деньги из бюджета района расходовались бы незаконно. Виновных потребовали привлечь к ответственности.

– Если бы не прокурором, кем бы вы стали?

– Организовал бы производство нужного, инновационного и нестандартного продукта, что принесло бы пользу людям и стране. Это было бы интересно.

– А в реальности – какие планы?

– Продолжать обеспечивать законность и справедливость решений, которые принимаются, особенно в социальной сфере. Способствовать реализации законных интересов людей. Обращать внимание местной власти и предлагать пути решения проблем населения, таких, как отсутствие круглосуточного горячего водоснабжения в Каменце.

– Спасибо, за содержательную беседу! И с праздником!

Анастасия ЯНКИНА.

Фото автора.

КАТАЛОГ УСЛУГ И ТОВАРОВ

Раздел в разработке