Пройти мимо невозможно, или История с продолжением

Автор Комментариев нет Поделиться

Вернулась я на свою малую родину, в Каменец, в 2005 году. Люблю лес, часто бываю в Прусковском лесу (грибы, ягоды). Однажды была удивлена, увидев могилку в метрах ста от дороги Каменец – Жабинка с правой стороны, с оградкой без калитки и обелиском из арматуры. По красной звездочке поняла, что это – захоронение времен Великой Отечественной.

Каждый раз, бывая в лесу, подхожу к этой могилке, просто не могу пройти мимо, и задаю себе вопрос: почему же нет таблички с именами тех, кто здесь похоронен?

Спрашивала у людей старшего возраста, знает ли кто об этом захоронении, но ответа на вопрос не получала. Видела, что кто-то иногда приходит к могилке, приносит цветы, ленты завязывает. Но кто это?

Сделала вывод, что есть люди, которые, вероятно, что-то знают. И совсем недавно на мой вопрос об этом захоронении ветеран Великой Отечественной Константин Прокофьевич Печко сказал, что хорошо знает Прусковский лес, и эта могилка после войны была обозначена столбиком, затем появилась деревянная тумбочка, а позже – металлическая оградка и самодельный обелиск со звездочкой. Кроме того, Константин Прокофьевич сказал, что в этом месте похоронен либо красноармеец, либо партизан, а перезахоронения точно не было.

10 мая этого года поехала в лес, чтобы привести могилку в порядок, поставить цветы, и увидела, что кто-то приходил сюда в День победы и положил тюльпаны. Но кто это? Убедилась, что захоронение точно имеет отношение к Великой Отечественной.

После этого решила продолжить поиски, чтобы могилка не оставалась безымянной. И к ним охотно подключилась редакция. Совместными усилиями были найдены люди, которые знают об этом захоронении, и вот что они нам поведали…

Алексей ВЛАСЮК, житель Жабинки, племянник похороненных в этой могиле жителей деревни Щербово:

– Карп Алексеевич Шепетовский, 1904 года рождения, уроженец Щербово, и его жена Мария Кондратьевна Шепетовская, 1905 года рождения, уроженка деревни Индычи, – бывшие жители Щербово. У них в семье было трое детей: Ольга, 1926 г. р., Иван, 1930 г. р., и Алексей, 1937 г. р.

Во время Великой Отечественной, когда территория Беларуси была оккупирована немецкими захватчиками, жители деревни замечали, что в дом Шепетовских по ночам приходят незнакомые люди. Карп Алексеевич был связным партизанского отряда, занимался подпольной работой, передавая различные сведения партизанам, ежедневно рискуя своей жизнью и жизнью родных.

В августе 1943 года, когда Карп Алексеевич в очередной раз пришел в Индычи в дом родителей жены – Мелании Тимофеевны и Ивана Кондратьевича Власюков – для выполнения очередного задания партизан, к ним прибежала соседка, которая в это время жала рожь. Она сообщила, что их деревню окружают немцы. Кольцо карателей сжималось все плотнее, и когда они начали окружать дом, стало понятно, что пришли за Карпом Шепетовским.

Он спрятался в большом дупле старой вербы. Немцы перевернули и разворотили весь дом. Не найдя его, они заявили хозяевам: «Если не скажете, где Карп, мы ваш дом сожжем вместе с жителями, уничтожим его семью: жену и троих детей».

Видя и слыша все это, Карп Алексеевич принял решение сдаться ради спасения обеих семей. Он сохранил жизнь большому количеству людей ценой самого дорогого – своей жизни.

Немцы схватили его и отвезли в Каменец, в комендатуру. Допрашивали, пытали, но он никого не выдал. Мария Кондратьевна носила мужу передачи, но их не брали. А когда стало известно о дате расстрела Карпа Алексеевича, она пошла на риск: решила спасти мужа, положив в буханку хлеба лезвие ножовки, чтобы он попытался бежать. Передачу на этот раз немцы взяли, зная о его последних днях, но нашли лезвие, после чего арестовали и Марию Кондратьевну. От всего пережитого – побоев и пыток – женщина потеряла рассудок.

Через некоторое время (это был 1943-й) изможденных, измученных, но не сломленных, не выдавших товарищей по подпольной борьбе с оккупантами, Карпа Алексеевича и Марию Кондратьевну Шепетовских немцы вывезли в Прусковский лес и там расстреляли. Ему было 39, ей – 38. Им так хотелось жить, растить детей, увидеть внуков, правнуков… Даже в страшную минуту смерти они не предали своих земляков, не назвали ни одного имени, хотя понимали, что трое их детей остаются сиротами.

Местные жители похоронили их в этом месте, где сейчас – эта безымянная могилка. Во время расстрела средний сын Шепетовских – 13-летний Иван – пас коров. Ему сообщили о происходящем. Когда подросток прибежал на место трагедии, тела его родителей уже были преданы земле. В это время дочь Ольга была в Германии на принудительных работах, а младшему сыну Алексею исполнилось только шесть лет…

Их сын – Иван Карпович Шепетовский, – живший в Таллинне, дальнобойщик, приехал на родину и сделал оградку. Правда, без калитки. Наверное, думая о том, что уже никто и никогда не придет сюда; старшая сестра Ольга в Санкт-Петербурге, а младший брат Алексей – в городе Черепаново Новосибирской области.

…После окончания войны мать Марии Кондратьевны Шепетовской – Мелания Тимофеевна Власюк из Индычей, – не смирившаяся с предательством их земляка, который выдал немцам ее детей, написала в самые высокие государственные органы. Приблизительно в 1953 году в Индычах появились три «Волги» с руководителями партизанского движения во время Великой Отечественной. Сельчане всполошились, когда машины подъехали к дому Власюков. Мелании Тимофеевне показывали фотографии людей, прислуживавших во время войны немецкому режиму и предававших своих земляков, которые вели борьбу с новыми хозяевами. И на одном из снимков она опознала того, кто погубил ее детей. К сожалению, не вспомню фамилию предателя, так как тогда был 8-летним мальчишкой, хотя все это видел и слышал.

Они уехали, сказав, что обязательно найдут преступника. Долго шли поиски. И вот однажды бабушке пришло письмо, в котором говорилось, что он скрылся в Польше…

Валентина Александровна ШЕПЕТОВСКАЯ, жена сына Шепетовских, Ивана, жительница Таллинна:

– В 1963 году мы с Иваном приехали в Щербово, на его родину, и нашли в Прусковском лесу место захоронения его родителей. Иван сделал металлическую оградку и обелиск со звездочкой, а я красила этот скромный памятник, который мы смогли сделать нашим родителям, погибшим от рук фашистских нелюдей.

Ольга Силуановна ЗАМУЛКО, жительница Каменца, учитель русского языка и литературы (сейчас – на заслуженном отдыхе):

– В 2012 году, выходя из леса с ягодами, увидела машину с российскими номерами. Она остановилась, вышли люди, которые спросили, не видела ли я в лесу могилку с оградкой. Я сказала, что не видела, но через некоторое время все же нашла ее и написала письмо в Санкт-Петербург по оставленному тогда адресу.

В тот, первый, приезд они искали эту могилку целый день, но так и не нашли, потому что она находилась на другой стороне от дороги. Это была внучка Марии и Карпа Шепетовских – Лидия Зубко, дочь Ольги, живущей в Санкт-Петербурге.

Каменчанин Андрей Осташеня выложил фото могилки с коротким комментарием в интернет, и Лидия Зубко, прочитав его, поняла, что это – захоронение ее бабушки и дедушки, сравнив со снимком, присланным братом Иваном после установки им ограды.

А бывший первый секретарь райкома БРСМ Ирина Гендель помогла Лидии Зубко навести порядок на могиле, когда внучка Шепетовских в очередной раз приезжала на Беларусь, чтобы посетить захоронение своих родных.

Лидия Зубко бесконечно благодарна всем неравнодушным людям, которые помогли ей восстановить эту невидимую, но бесценную духовную связь с близкими.

Я так люблю лес! Не раз хотелось побывать у той могилки, но годы и здоровье уже не позволяют мне сделать это самостоятельно. И вот совсем недавно вместе с сотрудницей редакции Анастасией Нарейко, Верой Семчиной и представителем Каменецкого ЖКХ Валентиной Бочай я побывала у этого святого места. Так давно мечтала об этом! Меня привезли в Прусковский лес и отвезли домой. Спасибо им за это!

Татьяна ФИЛИППОВИЧ, жительница Щербово, санитарка Пелищенской участковой больницы:

– Сорок лет назад, когда училась в начальной школе в Щербово, нас, учеников 1-3 классов, в дни празднования Великой Победы наши учителя Мария Ильинична Будкевич и Нина Митрофановна Кулик водили к месту захоронения Карпа Алексеевича и Марии Кондратьевны Шепетовских. Два-три километра туда и обратно мы, дети, шли без устали, чтобы почтить память наших земляков, отдавших свои жизни ради мира на земле и нашего счастливого детства.

P.S. В ближайшее время, благодаря редакции районки и лично заместителю директора КУМПП ЖКХ «Каменецкое ЖКХ» Станиславу Семененко, на могилке будет установлена табличка с именами наших земляков-героев, выстоявших в испытаниях, выпавших на их долю. Пусть не зарастет народная тропа к их скромному обелиску, а их подвиг будет примером для следующих поколений.

Кстати, из троих детей Шепетовских может быть жив только младший сын Алексей, хотя и он уже на звонки не отвечает.

Благодарю ответственного секретаря районки Анастасию Нарейко, которая очень трепетно относится к памяти о Великой Отечественной, за помощь, оказанную в поисках информации о данном захоронении.

Вера СЕМЧИНА, г.Каменец.

Отдел идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома продолжит изучение истории захоронения Шепетовских: свяжется с родственниками, обратится в архивы… Вся новая информация будет доведена до сведения читателей «НК».

Предыдущая статья

21 июня 1941 год. Последний мирный вечер в Бресте

Следующая статья

Болгаркой, паркетной пилой, лобзиком и стамеской создаются настоящие шедевры.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *