Приключения на Филиппинах

Автор Комментариев нет Поделиться 78 просмотров

В Манилу прибыли ночью. Самолет там подгоняют вплотную к зданию, и пассажиры прямо по гофрированному переходу попадают в помещение аэровокзала. Поэтому не сразу чувствуешь разницу температур…

Когда выходишь на открытый воздух, сразу окунаешься в жаркую, душную атмосферу столицы, наполненную выхлопными газами, шумом ярких автомобилей местного производства, которые меня весьма поразили: я видывал немало различных авто, но таких – никогда. На привокзальной площади они выстроились, словно стараясь перещеголять друг друга расцветкой и количеством фар. Впечатляли и радовали простота и лаконичность форм. Например, если это автобус, то все в нем служит для того, чтобы в него забралось как можно больше людей и еще столько же могли «висеть» сзади, сбоку и наверху. На мотоцикл с коляской здесь спокойно садятся 6-8 человек. Полиция за это не наказывает.
Оружие здесь может купить в лавках или прямо на улице любой желающий. Ножи и кинжалы предлагают на виду у полицейских 10-летние пацаны. Преступность здесь не очень распространена, но все же есть. В российском посольстве нас предупредили, чтобы мы не ходили вечером по Маниле севернее памятника Ризалу – могут зарезать. Однако по воле случая нам пришлось ночевать там, но все обошлось.

Вообще, к нам, идущим с большими рюкзаками, да еще босиком, отношение другое, нежели к туристам, праздно шатающимся по улицам. К ним подходят разве что нищие дети, чтобы попросить на хлеб. Мы же часто ночуем в бедных кварталах, варим там свою нехитрую еду, спим рядом с местными жителями под пальмовыми навесами (в палатке душно), поэтому окружающие относятся к нам, как к своим. Угощают, расспрашивают на языке жестов, а мы так же отвечаем. Филиппинцы – очень общительный и приветливый народ.
Вообще-то, общаться на языке жестов нам приходилось ма¬ло, так как все филиппинцы говорят по-английски. Между тем в стране существует 71 диалект. Языком общения является тагалок, язык тагалов, местного населения Лусона.
Итак, путешествие на Филиппинах мы начали со столицы. Манила – очень большой и очень грязный город. Жара, много выхлопных газов, грязных машин, постоянный смог. Климат нездоровый, и потому здесь много больных людей. Рядом с богатыми и красивыми домами располагаются трущобы, где очень много бедных людей, живущих на помойках.
Филиппины 400 лет были колонией Испании, потом 100 лет подчинялись Америке. Сейчас там нет колоний, но народ по-прежнему преклоняется перед белыми людьми. К американцам относятся с особым уважением.

Поражает беззаботность местного населения при его нищете. Почти каждый месяц они что-то празднуют, танцуют и веселятся. Но в будние дни работают от зари до зари. Никогда не ропщут в адрес правительства, никаких разговоров о высоких ценах там не услышишь. Девчата и парни надавали мне много своих адресов – хотят выйти замуж или жениться на русских.
Путешествуя по Филиппинам, мы не изменяли своей традиции и двигались от города к городу пешком. Часто шли по джунглям, где очень много вьющихся лиан, которые цепляются за ноги и за руки. Много насекомых, обилие муравейников. В джунглях все колючее, даже стволы деревьев – нельзя опереться. Поэтому старались идти по проторенным тропинкам. В филиппинских джунглях много змей. Моя попутчица Валентина один раз наступила на такую, но успела отпрыгнуть. Обезьян там меньше, чем в Индонезии, слонов не встречали. Зато много красивых птиц.

Ночевали в основном на берегу моря – легче переносить жару. Питались кокосами, бананами, которые нас здорово выручали, когда не стало денег. А дело в том, что нас обокрали на этом острове. Случилось это в местечке Субиг-бей, там раньше находилась американская военная база. Теперь это небольшой пляжный бандитский городок. Мы поставили на берегу палатку, и к нам постоянно подходили то одни, то другие, расспрашивая, кто мы и откуда. А сами потихоньку утаскивали то, что могли. Однажды мы отправились купаться. Я отошел от вещей метров на десять, вокруг никого не было, а неподалеку стояла вроде бы пустая лодка. Однако, когда мы вошли в воду, из нее выскочили воры, схватили сумку с деньгами и документами и в той же лодке скрылись.


Во время одного из переходов нас подстерегло несчастье – Валентину сбил мотоцикл с коляской. Мы двигались по обочине навстречу движению (оно здесь правостороннее). Я шел впереди, Валентина – на метр приотстав. Вдруг один из встречных мотоциклов резко вильнул в нашу сторону (его согнала встречная машина). Я отпрянул и услышал позади крик. Оглянулся – Валя лежит в неудобной позе, из большой рваной раны на правой голени хлещет кровь, рука тоже окровавлена, на правом бедре наливается огромный синяк.
Аптечка у нас всегда под рукой. Я быстро обработал и перевязал ей раны. К счастью, кости и сухожилия остались целы. Тут же возле нас остановился водитель следующей моторикши. Высадив пассажиров, он бесплатно довез нас до ближайшего поселка, где едва не терявшую сознание Валентину сразу положили на операционный стол и зашили раны под местной анестезией. Зашивали мастерски, но условия, надо сказать, были антисанитарные.

Мы пробыли в госпитале сутки. За это время нас посетили полицейские, но никаких особых примет наехавшего мотоциклиста я сообщить им не мог.
На следующий день мы двинулись дальше, но уже, естественно, не пешком, а автостопом. Через два дня после аварии отправились в город Багио, где нам и довелось встретиться с филиппинскими врачевателями-хилерами. Я видел своими глазами, как и что они делают, и заснял все это на видеокамеру. Вообще, филиппинцы говорят «хиллар», а не «хилер». В переводе это означает – целитель. Мы встретились с самым знаменитым хилларом в Багио. У него русская жена из Москвы. Ей – 22 года, а ему уже 60. Правда, выглядит он на сорок. Они живут вместе уже три года. Она приехала с ребенком к нему на лечение да так тут и осталась.

По старым традициям считалось, что хиллар не должен брать деньги за лечение, иначе его сила исчезнет. Но этот берет 150 долларов за сеанс. А для нас он сделал исключение. Для приема больных у хиллара есть своя гостиница. Нам помогли пробиться к нему полицейские. Они видели, как я ежедневно делаю гимнастику «сегун» и попросили, чтобы их потренировал. Несколько дней я с ними занимался, и в знак благодарности они походатайствовали, чтобы этот хиллар принял нас бесплатно.

Я постараюсь описать, как проходит прием у филиппинского хиллара Джуна Лабу. В день лечения надо пойти в молитвенную комнату, которая расположена тут же, при гостинице, и попросить Бога о помощи. Затем направляешься в операционную, расположенную рядом. В день, когда я снимал видеоматериал, на приеме было человек 15 из разных стран. Все они раздеваются до пояса и по очереди ложатся на стол. Остальные имеют возможность смотреть на происходящее. И даже снимать с разрешения больного.

Итак, обнаженные по локоть руки хиллара, в часах и кольцах, входят в тело пациента. При этом течет кровь, через несколько секунд извлекаются кровяные сгустки и обрывки внутренностей. Все это показывают пациенту и бросают в корзину. Тем временем ассистент вытирает место повреждения салфеткой. Больной встает и уходит в твердой уверенности, что теперь он здоров, а его место занимает следующий. Вся операция длится минуты две, при этом пациент не чувствует боли. После он ложится на другой стол, где второй ассистент при помощи пассов руками восстанавливает энергетику больного. Все это испытала и моя спутница Валентина, она хотела попробовать удалить кисту. И действительно, почувствовала облегчение.
Хочу заметить, что свои путешествия я смог осуществить благодаря благожелательному отношению людей. Оказывая мне помощь, они понимают, что «рекламная» отдача от меня минимальная. А помогают по доброте душевной, за что я им вдвойне благодарен. Благодаря братскому отношению за границей, нам и удалось благополучно выбраться с Филиппин без денег и документов.

Владимир НЕСИН.

Предыдущая статья

У нас обосновались скалолазы

Следующая статья

Фотоклуб собирает друзей

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *