Переступить черту

1 062 просмотров, Комментариев нет
,

В мае этого года 33-летняя жительница района во время семейной ссоры схватила кухонный нож и нанесла им мужу удар в шею. Это не были банальные пьяные разборки после совместного распития, и женщина никогда раньше не попадала в поле зрения правоохранительных органов. Просто у каждого человека есть своя чаша терпения, и когда она переполняется, разум отступает под натиском эмоций.
Обычная сельская семья. Тамара* работала сторожем в местном хозяйстве, Сергей, строитель по профессии, подрабатывал то в России, то в Польше. Воспитывали своего сынишку и Тамарину дочь от первого брака. Вот только Сергей любил заглядывать в стакан. Трезвый – человек как человек, хозяйственный, работящий. Но пьяным становился агрессивным, «качал права», лез драться… Словом, трепал нер­вы своей супруге изрядно. Ссорились они из-за этого часто. Несколько раз Тамара порывалась развестись, но все оттягивала, пытаясь дать мужу еще один шанс…

В тот вечер у них в доме бы­ли гости. Пришла Тамарина мама, приехал брат с маленькой дочкой. Готовили шашлыки, запивали, понятное дело, не чаем. Сергея дома не было. Заявился поздно пьяным в сте­льку. Как обычно в таком сос­тоянии, начал цепляться к же­не. Тамарин брат, уже легший спать, проснулся от громкого скандала: супруги ссорились. Чтобы не напугать дочку, тихонько собрал ее спящую и уехал. Тамарина мать возилась во дворе, когда услышала страшный крик. Вбежала на кухню и увидела жуткую картину: Тамара держит в руке окровавленный кухонный нож, а на кухонном диване полулежит Сергей, и кровь фонтаном хлещет из раны на его шее.
Только тут, кажется, Тамара осознала, что натворила. Вместе с матерью то бросалась вызывать «скорую», то удерживала полотенце на шее мужа, пытаясь остановить кровь. Плакала, кричала. Опять и опять хваталась за телефон. «Скорая» приехала через полчаса – из райцентра до деревни путь не самый близкий. К этому времени Сергей потерял уже много крови и по дороге к больнице впал в кому. В коме он провел месяц. А когда пришел в себя, стал другим человеком: вялым, безучастным, никого не узнавал, ничего не помнил…
В конце сентября Тамара предстала перед судом Каменецкого района по обвинению в совершении преступления, преду­смотренного ч.1 ст.147 Уголовного кодекса Республики Беларусь (умышленное причинение тяжкого телесного повреж­дения). Это был тяжелый процесс для всех сторон – и законного представителя потерпевшего (интересы Сергея в суде представляла его мама), и обвиняемой. Тамара переживала страшно. Боялась не столько за себя – вину признала полностью и знала, что ей грозит, – сколько за детей, которых, и это все свидетели показывали, действительно очень любит. Мальчику всего 6 лет, девочке – 14. Если Тамара пойдет в тюрьму, детей органы опеки передадут только в детдом. Но именно на таком развитии событий настаивала мама Сергея, когда сторонам дали пос­леднее слово. «Она чудовище», – сказала она про Тамару. И кто из матерей ее за это осудит?
Тамара с последним словом обратиться к суду просто не смогла. Женщину била такая дрожь, что только конторка, в которую она вцепилась мертвой хваткой, не давала ей упасть.

Суд под председательством судьи Оксаны Шкель, ис­сле­довав все собранные по де­лу доказательства и дав им оценку, признал Тамару виновной в преступлении и назначил ей наказание в виде ограничения свободы на три года без направления в исправительное учреж­дение открытого типа. И только после оглашения приговора женщина вспомнила, что можно дышать…
Сергей, который сейчас живет то у жены, то у матери, по-прежнему не помнит, что случилось в тот вечер, но понимает: что-то страшное. И задается вопросом: за что она меня?
И как ему на это ответить?
*Имена героев истории изменены, фото носит иллюстративный характер.

Елена ТРИБУЛЕВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *