Пакистан. Страна после военного переворота

Наутро «международный» поезд Захедан-Кветта привез меня в Пакистан. На границе осмотр затянулся часа на три. Пассажиров заставили вынести все вещи на перрон и раскрыть сумки, что те беспрекословно и выполнили. Вскоре я понял причину. На перроне разыгралась душераздирающая сцена. У одного пожилого человека обнаружили вещи, по-видимому, запрещенные к перевозке через границу. В таком случае весь товар конфискуют. Тщетно владелец вещей умолял пожалеть именем Аллаха его и его детей. Он становился на колени, целовал офицеру сапоги, плакал, но служитель закона был непреклонен…

Наш поезд поплелся дальше по пустынной каменистой местности. Наутро я сошел на маленькой станции. Мне предстояло без денег добраться до большого города Лахор, что находился в 1000 км на восток. Мало надеясь на удачу, я дождался поезда, идущего в этом направлении. И проводник, к моему удивлению, согласился посадить меня бесплатно. Это был не единичный случай сочувствия и понимания в этой стране…

На вторые сутки ближе к вечеру я добрался до Лахора. Это весьма большой и очень старый город. И, конечно же, чересчур грязный, особенно его окраины. Ночь мне предстояло провести на железнодорожном вокзале, казалось, продувался всеми ветрами. Но пока я присматривал место, ко мне подошел мужчина и на ломаном английском языке предложил переночевать у него дома. Я принял предложение. И вот мы у него в небольшом одноэтажном домике с одной комнатой, обнесенном высокой железной оградой, с газовым отоплением и водопроводом. И это уже говорило о том, что его хозяин не бедняк. Мы поужинали, и хозяин предоставил мне диван, а сам лег на широкую тахту.

Наутро я отправился осматривать Лахор в сопровождении гостеприимного хозяина, вызвавшегося быть моим гидом. Мне повезло: он оказался отличным экскурсоводом, знающим и любящим свой город с его многовековой историей. Мы были в парках и дворцах, в мечетях и на базарах, и везде меня восхищало мастерство древних зодчих. И удивляло отсутствие туристов возле этих величавых памятников старины. Хотя что же тут странного – кому вздумается путешествовать по стране, где только что свершился военный переворот?

На улочках в Исламабаде

Отсюда я отправился в столицу Пакистана – Исламабад, лицо страны. Это довольно молодой город, его строили изначально как столицу на пустом месте. И теперь рьяно следят за тем, чтобы он не обрастал пригородами и был максимально чистым. Работники российского посольства организовали для меня небольшую экскурсию.

Вечером я сел на поезд, следующий в Карачи – морские ворота Пакистана. Хотелось осмотреть юг страны, а если удастся, то уплыть на попутном судне на юг Индии или в Шри-Ланку. Приближался Новый год, который я рассчитывал встретить среди русских: в Карачи есть российский культурный центр и российское консульство. Однако моим планам не суждено было сбыться. Во-первых, наш состав опоздал на сутки. Во-вторых, суда из Пакистана в Индию не ходили вообще, так как эти два государства находились в то время в состоянии войны.

Прибыв в мегаполис Карачи (см. заглавное фото) под вечер уже в 2000 году, я решил сразу ехать в морской порт в надежде найти там судно, идущее в Индию. Однако на территорию порта не попал, как ни уговаривал охрану. Дело в том, что в стране сменилось правительство, и многие из тех, кто раньше находились у власти, пытались покинуть страну любыми путями, в том числе водным. Я в своих прожженным костром шароварах, босиком и с рюкзаком за плечами мало походил на опального члена правительства, но порядок есть порядок. В итоге я отправился по темным портовым улочкам на поиски ночлега. Минут через 15 наткнулся на дешевую ночлежку (5 рупий), где коротали время в ожидании работы пакистанские мореходы. От них я и узнал, что из Карачи в Индию сейчас точно не попасть… Поэтому решил до Рождества (7 января) остаться в Карачи, а затем отправиться обратно в Лахор, если за это время не подвернется попутный рейс морем.

Типичный городской автобус

Наметив план действий, я отправился с визитом вежливости в Российский Культурный Центр. Не без труда отыскав его на другом конце многомиллионного города, я наконец-то встретился с соотечественниками, которые радушно меня приняли. Оказывается, в Карачи живет много русских женщин, вышедших в свое время замуж за пакистанцев, которые учились или работали в России. Они живут здесь давно и часто посещают Российский Культурный Центр, единственное место, где можно пообщаться с людьми своей национальности.

Мне предоставили комнату, но я предпочел спать на бархатной травке ухоженных газонов на территории центра. Забота о ночлеге на ближайшие четыре дня отпала, и я посвятил все время знакомству с достопримечательностями Карачи. В роли гидов у меня иногда выступали мужья русских женщин. Они хорошо говорили по-русски и отлично знали свой город, любили его и гордились им.

За четыре дня, проведенных в Карачи, я успел подружиться с персоналом центра и их семьями. Рождество мы провели вместе, сидели за праздничным столом, пели русские песни, хотя спиртного не было ни грамма (здесь его просто невозможно найти).

7 января отмечали сразу два праздника – Рождество и конец рамадана. Теперь мусульманам можно было есть в любое время суток. В этот же день я был приглашен в посольство России, где рассказал о своих путешествиях и показал свои видеозаписи. Меня свозили посмотреть усыпальницу первого правителя Пакистана. Оказывается, государству Пакистан всего 52 года, и сейчас оно меньше, чем было в 1947-м году – до того, как от него отделился Бангладеш.

Женщины в Пакистане могут носить цветную одежду

Итак, не дождавшись попутного судна, я вынужден был отправиться обратно в Лахор, неподалеку от которого есть переходный пункт в Индию. На этот раз поезд не опаздывал, да и настроение у всех было праздничное – рамадан кончился, все угощали друг друга и ели вволю (если позволяли средства). Все были в новых или выстиранных одеждах, у женщин и девочек на кистях рук красовались орнаменты, выполненные водостойкой краской, пальцы рук и ног украшены кольцами, а запястья – браслетами.

В Лахор я прибыл во второй половине дня, а поезд в Индию был только назавтра. Тогда я решил добираться до границы на попутках, перейти ее, а уже потом сесть на поезд, чтобы не терять времени на таможенном досмотре поезда, который длится четыре часа. Так и получилось.

От приграничного городка до переходного пункта Вага я добрался пешком. Наутро (переходный пункт не работал ночью) попрощался с пакистанскими пограничниками и таможенниками, которые даже не стали проверять мой рюкзак, и вошел в Индию.

Владимир НЕСИН, «НК».