Наденьте маски. Закройте рты!

Всякий раз, когда приходится развенчивать очередную волну слухов о коронавирусе в нашем районе, один другого страшнее, мне становится крайне неудобно. Отрывать медиков от работы для того, чтобы они смогли оправдать себя в глазах общества? Явный перебор.

Те, у кого в голове рождаются безумные мысли, выливающиеся в стремление пропиариться на человеческом горе за счет фейков, появляющихся в последнее время в телеграм-каналах типа «Баста», сайтах («Хартия-97»), – разве это вы ежедневно боретесь с коронавирусом? Разве это вам приходится ходить по палатам с инфицированными и ставить на ноги заболевших людей, рискуя собственным здоровьем?

В прошлый раз, когда встречалась с главврачом Иваном Карасинским, он предложил мне провести, если можно так выразиться, экскурсию по всем отделениям, чтобы я могла воочию убедиться, что те, кто раздувает панику, в корне не правы, рассказывая басни о неимоверном количестве заболевших, и о том, что всех нас ожидает неминуемая смерть. Но мне и в голову не пришло надеть полную экипировку, которая стоит, к слову, недешево, ради праздного любопытства, чтобы потом ее просто выбросить. В то время как все сплотились, оказывая больницам спонсорскую помощь.

А вот интересно было бы узнать: один из диванных активистов, кормящийся из-за рубежа, который якобы посетил Каменец, хоть как-то помог медикам? Вместо того, чтобы заниматься пустой болтовней и вводить в заблуждение население всего района? Или своими фейками вы зарабатываете деньги, которые тут же тратите на благотворительность? Вряд ли.

Я не пытаюсь разглагольствовать. Просто хочу обратить внимание наших жителей на то, что такие, леденящие душу страшилки, появляются в каждом районе. По одному шаблону. Фактически, слово в слово. Меняется только название региона. Еще как-то можно понять, когда об этом пишут ребята, не имеющие никакого отношения к Каменетчине, просто отрабатывая свой «хлеб с маслом». Но совершенно не приемлемо, когда такую лживую информацию за «30 сребреников» распространяет наш «Каменецкий показушник», наш земляк.

Медикам нельзя на карантин. А болтунам – необходимо. Хотя, возможно, они уже давно там. Раз есть время придумывать, записывать и распространять фантастические истории, недостойные сюжета самого дешевого и низкопробного кино.

Передохните, пустомели!

Снова тратим драгоценное время медиков, отправляясь в больницу, чтобы рассказать о том, как обстоят дела. Вернее, на этот раз об этом наши медики расскажут сами.

ЧЕЛОВЕК, ДОВЕРЯЙ СВОЕМУ ДОКТОРУ

Домыслы не лечат, а калечат.

Помощник врача Анастасия Авдиевич занимается забором мазков у контактных пациентов. Она рассказала, насколько утяжеляет труд медиков распространение лживой информации:

– В ЦРБ работаю с 2018 года. И планирую здесь остаться. Коллектив у нас замечательный. Не смотря на сложившуюся ситуацию, медики работают спокойно. Для нас ничего не изменилось. Мы честно выполняем свой врачебный долг и стараемся для людей. Гораздо больше паникуют люди, и мы это понимаем. Поддерживаем их, успокаиваем, объясняем, что нельзя поддаваться панике. Это только вредит здоровью.

Хочу сказать, что нас никто не выставляет, как пушечное мясо, что говорилось в одном из фейков. Особенно подчеркну, что и средств индивидуальной защиты, и костюмов, и комбинезонов, и респираторов хватает всем. Конечно, в этом вопросе огромная благодарность всем организациям и предприятиям, оказавшим нам спонсорскую помощь. На выезды нам выдаются полные комплекты. И ни в коем случае эта экипировка не используется повторно, все утилизируется!

Неприятно было читать и ту грязь, которой поливают администрацию больницы. Наш главврач всегда защищает коллектив, всегда интересуется, есть ли в чем-то необходимость.

Нам обидно слышать такую негативную, ложную информацию о нашей работе. Мы стараемся для людей, а кто-то распространяет про нас все это вранье. И как итог, люди сторонятся медиков, не доверяют нам, не верят в информативность тестов, думают, что мы что-то скрываем. Это очень мешает нашей работе. В условиях человеческого недоверия и негативного отношения к медикам становится очень тяжело работать. Ведь мы вкладываем в работу свою душу!

COVID-19 – НЕ ПРИГОВОР

И к пациентам наши медики относятся одинаково, не смотря на диагноз.

Хирург Юрий Михновец работает в «закрытой» зоне, где находятся заболевшие, переносящие инфекцию в легкой и средней формах, а также пациенты с пневмониями и подозрениями на коронавирус. Врач рассказал, как в сложившихся условиях работаю медики и как реагируют на COVID-19 заболевшие:

– Пятый год работаю в больнице. С коллегами никогда не возникало и не возникает конфликтов. Даже сейчас, когда пришлось хирургическому отделению работать как инфекционному. Медики наши очень исполнительные, ответственные и дружные.

С приходом коронавируса в район атмосфера в медицинском коллективе, на мой взгляд, не изменилась. Работаем в штатном режиме. Немного волновались первое время, как и все, наверное. Ведь мы столкнулись с чем-то неизвестным и не знали, как с этим работать. Но оказалось, ничего сложного нет. Адаптировались быстро. И сегодня идем на работу, как и в любой обычный день.

В принципе, специфика не сильно изменилась. За исключением того, что приходится работать в средствах спецзащиты. Это и экраны, и маски, и респираторы, и очки, и комбинезоны. Вся эта амуниция и для нас представляет некоторый дискомфорт, особенно, если погода стоит жаркая, работать душновато. Второй момент, что непросто полноценно осмотреть пациента так, как этого хочется. Почему? Потому что людей пугает это обмундирование. И некоторые не совсем адекватно воспринимают тебя как доктора.

Психологически тяжелее человеку, впервые попадающему в инфекционное отделение в этих условиях. Ему непросто понять и привыкнуть к распорядку, который заключается в постельном режиме, посещении санузла и прогулок к холодильнику. По другим вопросам перемещаться по больнице нельзя. Это нелегко для пациентов, особенно для тех, кто привык к активному образу жизни, компанейским. Район ведь небольшой, и все друг другу – земляки, и хочется поговорить.

Отношение к коронавирусным больным у нас такое же, как и к другим. А вот людям инфицированным часто кажется, что их лечат неправильно. Есть несколько фаз, которые, как правило, проходят эти пациенты: первая (наиболее тяжелое течение болезни) – у них паника и стресс, рисуют себе самые страшные картины. Это усугубляется и бесконечными звонками близких и знакомых, у которых часто складывается настороженное отношение к заболевшему. Это крайне неправильно. Надо понимать, что у каждого из нас есть вероятность заболеть инфекцией.

Вторая фаза начинается, когда пациенту становится легче. Возникают вопросы: почему мы лечим его таблетками и лекарствами? Почему не уколами и капельницами? Вот у нашего человека понятие такое: попал в больницу – ставь капельницы. А они, по сути, здесь и не нужны. Мы же лечим симптомы, потому что другие способы лечения коронавируса пока не разработаны.

И последняя фаза, когда человек чувствует себя совершенно здоровым, а выписывать его рано. Ему очень хочется домой. Но в день выписки наши пациенты очень счастливы и довольны.

… Что хочу сказать по поводу распространения домыслов. Творожков и йогуртов хватило всем медикам. И средств защиты в больнице предостаточно. К работе главврача – вообще никаких претензий. Все организационные вопросы решаются без каких-либо задержек. И зарплата, кстати, у меня достойная. Я совершенно не понимаю, откуда это все берется. Кому выгодно распускать такие сплетни?…

СПЛЕТНИ ОСКОРБЛЯЮТ ВЕСЬ КОЛЛЕКТИВ

Уверены ли фейкоделы в том, что им не придется оказаться на больничной койке?

Старшая медсестра отделения реанимации и невралгии Артур Трифанов работает с самыми тяжелыми больными COVID-19.

– Нам, конечно, работать сложнее всех в больнице. Сами понимаете – это реанимация. 18 апреля наше отделение разделилось на две зоны – «грязную» и «чистую». Оставаться работать с больными коронавирусом я никого не заставлял. Спрашивал у всех девчат. Поэтому сегодня здесь работают те, кто самостоятельно принял такое решение. Две девушки из нашего отделения и две девушки из поликлиники. Вместе мы сумели организовать хорошую команду.

Я никому не обещал никаких надбавок к зарплате. Когда начинали работать, про это не знали. Мы просто исполняем свои обязанности, как и всегда. А получив зарплату, увидели большую надбавку, которую не ожидали. Конечно, были приятно удивлены. И оказалось, что коронавирус не так и страшен уже.

Контактируя с больными инфекцией, заболеть не боюсь. В тех условиях, в которых работаем сегодня, сложно заразиться. Практически невозможно. К такому развитию событий нас готовили гораздо раньше, чем появился первый инфицированный. По возможности старались запастись одноразовыми халатами, бахилами, перчатками, респираторами, сами сшили 200 марлевых масок.

Две недели я фактически жил в отделении. И сегодня в реанимации работа устоялась, все здесь работают как единый механизм. В «грязной» зоне пробыл больше, чем в «чистой» и с семьей. И ничем не заболел. Потому что главное правило – правильно защищаться, соблюдать все меры предосторожности. И заботиться в первую очередь не о себе, а о своих близких.

…Выскажусь на счет этих слухов, которые растут в интернете, как грибы после дождя. Так вот, мне особенно обидно за эти йогурты и творожки. Что администрация их коробами выносит – абсолютная ложь. Каждый из работников нашего отделения получает их в таком количестве, что одному человеку и не съесть. Посмотрите сами – холодильник забит!

И второе, что меня возмутило – якобы недостаточное количество средств защиты. У нас их хватает. А про стирку одноразовых комбинезонов я и вовсе молчу. Их даже если замочить в воде – разлезутся. Можете представить, что останется, если их полноценно постирать.

К сожалению, есть люди не очень хорошие. Вот они и придумывают, пишут всякое. Если бы им пришлось, как нашим медикам, бороться за здоровье людей, отрывая себя от семьи и близких, не нашлось бы и времени придумывать. Мы работаем тут сутками ради того, чтобы как можно меньше было больных, и как можно больше здоровых. А эти сплетни о нашей работе оскорбляют весь коллектив…

* Артур Трифанов показал автору этих строк буквально каждый шкафчик в отделении. И они действительно забиты всеми необходимыми средствами индивидуальной защиты. Несколько видов комбинезонов, экраны, щитки, нарукавники, халаты, очки, маски, бахилы, перчатки, антибактериальные фильтры…

Кроме того, он провел меня в так называемый шлюз и показал, что делает каждый медик после того, как покидает «грязную» зону. Только переступил порог — дезинфицируется обувь на специальном дезковрике, снимается комбинезон или другая одноразовая одежда, респираторы и перчатки – все это опускается в ведро с дезинфицирующим раствором, такое же ведро стоит и для одноразовой посуды (больные с COVID-19 питаются только так!). И только после дезинфекции эти вещи утилизируются. Очки же опускаются в специальную емкость на несколько часов, где тоже обеззараживаются. После этого медик идет в душ. И только после него надевает чистую одежду. Единственное, что здесь стирают – специальные медицинские костюмы из легкой ткани, которые надеваются под комбинезоны.

ГОТОВЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ ИНФЕКЦИИ

Сложнее противостоять клевете.

Удалось поговорить и с хирургом Геннадием Дорошем, который переболел коронавирусом. Доктор снова в строю. И из своего личного опыта может судить, как со стороны медика, так и со стороны пациента:

– Не могу с уверенностью сказать, когда и при каких обстоятельствах я заразился инфекцией. Как-то вечером почувствовал слабость, тошноту, началась одышка, поднялась температура до 38,6°. Сразу обратился за госпитализацией. Тест оказался положительным. На стационарном лечении пробыл 12 дней, а после еще неделю амбулаторно. По себе скажу, что главное в этой ситуации – не паниковать. В моем случае болезнь протекала в средней степени тяжести. Я бы сказал, как выраженное ОРВИ.

Пройдя через болезнь, могу со всей ответственностью сказать, что больница и наши медики готовы бороться с инфекцией. Персонал и врачи очень хорошо заботятся о заболевших не только в плане профессиональном, но и в моральном. Думаю, все кто проходил или проходит лечение, чувствуют доброжелательность медиков. Очень помогает, что они настраивают всех на выздоровление. Кормят отлично, уход хороший. Никаких нареканий и претензий.

А в коллективе с начала эпидемии не было паники. Поначалу, когда еще не знали, с чем столкнулись, некоторая неопределенность присутствовала. Но сегодня мы уже понимаем, что все не так страшно.

Одной строкой о коронавирусе в районе

Из 52-х коек, перепрофилированных для лечения больных с COVID-19, занята только половина.

На прошлой неделе районная больница получила экспресс-тесты. Сегодня они применяются для тестирования пациентов, поступающих в стационар с признаками заболеваний, не исключающих коронавирусную инфекцию (чаще – с пневмониями), которые раньше не тестировались. Как правило, это люди не из числа контактов. Также ими тестируются на 10-е сутки контакты, которые ранее сдавали стандартный тест.

На 20 мая выздоровели 62 человека. Из них – 8 медиков.

Анастасия ЯНКИНА.

Фото автора.