Малайзия, которая не хотела нас отпускать…

В Малайзии, благодаря мудрым законам правительства, мирно уживаются три разных нации со своими непохожими религиями. Население Малайзии состоит из 50% малайцев, 25% индийцев и 25% китайцев. Здесь запрещена вражда на религиозной либо национальной почве, и часто можно видеть католическую церковь рядом с мусульманской мечетью или индуистским храмом.

А вот сферы деятельности здесь, как правило, разделены по нациям, очевидно исходя из того, кому что больше нравится. Среди банкиров и владельцев магазинов преобладают китайцы, а шоферы и рабочие на заводах и фабриках – индийцы. Малайцы обычно чиновники всех уровней, полицейские или крестьяне.

Мусульмане здесь свято чтут Коран, так что Малайзия почти полностью непьющая страна, поскольку и остальная половина населения – китайцы и индийцы – употребляют чрезвычайно мало спиртного.

В Малайзии нам часто приходилось сталкиваться с полицией, особенно дорожной. Из-за нашей тележки мы были привязаны к дороге. Единственный короткий путь к столице Куала-Лумпуру – хайвэй, где на велотележках ездить запрещено. Однако мы поняли, что если очень захотеть, то можно. Полицейские, правда, так не думали, поэтому у нас часто возникали забавные истории.

Нам очень хотелось двигаться по автостраде, пусть за деньги. Но нас туда не пускали контролеры. Однако они стоят только на въезде. Поэтому мы прибегали к хитрости – заходили на автостраду там, где машины выезжают с нее, перебирались на противоположную сторону и шли по ней до тех пор, пока нас не замечали полицейские. Тогда они подъезжали и вежливо объясняли, что двигаться по автостраде на велотележках и пешком запрещено. Сопровождали нас на патрульной машине, включив «мигалки», до следующего съезда с дороги. Иногда на это уходил целый день. Причем обе стороны были довольны. Полицейские, томимые бездельем, ехали рядом, болтая и угощая нас напитками. При этом они передавали коллегам по рации о нашем продвижении. Потом фотографировались с нами на память и уезжали довольные. А мы через некоторое время опять выбирались на автостраду, чтобы попасть на глаза следующему патрулю…

Мы облюбовали автотрассу в основном из осторожности, так как там есть широкая полоса безопасности, на обычных же дорогах она очень узкая или вовсе отсутствует. Однако наше появление создавало сложности, так как за нами часто образовывались очереди из машин. В конце концов, дорожники закрепили на нашей тележке сигнал-мигалку с аккумулятором, и мы спокойно продолжали движение.

Более всего на автострадах нам нравились места для отдыха. Как правило, это были большие площадки со стоянками для автомобилей и заправками, с магазинами, кафе, телефонами, уборными и обязательно с комнатами для молитв (намаза). Истинный мусульманин должен обязательно молиться в определенное время суток, причем с чистыми руками, ногами, ртом и мыслями. Отметили мы и то, что везде есть подъезды для инвалидных колясок.

Мы проходили через Малайзию как раз в период мусульманского поста, когда верующие не едят от восхода до заката. Когда солнце садится (в семь вечера), все идут в мечеть и, помолившись, там же трапезничают. При этом мужчины и женщины молятся и едят отдельно. Мусульманки здесь не носят паранджу, а только надевают на голову синий или белый платок. Для женщин мусульманство устанавливает довольно жесткие правила, а вот мужчин ограничивает только в спиртных напитках. Им разрешено иметь четыре жены, правда, при наличии средств на их содержание. Интересно, что для полицейских многоженство здесь запрещено, поскольку у них определенный заработок. А если он завел вторую жену, следовательно, берет взятки – так считают в обществе.

Мы подошли к границе Сингапурa в последний день разрешенного нам пребывания в Малайзии. В наших паспортах стояла отметка об открытии визы в Индонезию. Но не было официального разрешения о въезде в Сингапур, так как работники нашего посольства объяснили, что оно и не потребуется – штамп, мол, ставят прямо на границе всем желающим. Препятствием могут оказаться лишь неряшливый вид или пьяное состояние гостя. И еще предупредили, что к поведению иноземцев пограничники относятся очень строго, могут оштрафовать даже за брошенный окурок. Вся эта информация оказалась верной, кроме той, что здесь пропускают без визы: во всяком случае, для русских, видимо, делают исключение.

Малазийские таможенники долго не хотели ставить в наши паспорта соответствующие штампы, поскольку были уверены, что на сингапурских постах нас не пропустят. В конце концов мне удалось их уговорить, и мы покатили свою тележку по нейтральной полосе, представляющей собой трехкилометровую дамбу. Однако сингапурские власти оказались непреклонными и на наши уговоры не поддавались. Через границу нас не пропускали. Пришлось повернуть обратно. И тут мы оказались в «подвешенном» состоянии. В Малайзию вернуться не имели права, так как, согласно отметкам в паспортах, выбыли из этой страны. А в Сингапур нас не пускали. Прямо хоть оставайся жить на нейтральной полосе. Но малазийские пограничники прониклись к нам сочувствием и отправили в соседний порт, откуда пассажирские суда ходят в Индонезию. Однако до него было 30 км, а до полуночи – всего три часа. Дойти пешком мы уже не успевали, приш­лось бросить свою драгоценную тележку и ехать на автобусе. А наша верная «подруга» и сейчас, наверное, возит фрукты на рынок, если ей заменили колеса.

Прибыв в порт к 23.00, мы, конечно, никого уже там не застали. Переночевали в уютном дворике. А наутро, объяснившись с таможенниками и получив в документах второй штамп о выезде из Малайзии, отправились в Индонезию на судне. Однако и в этот раз нам не суждено было распрощаться с Малайзией. Порт, в который нас отправили, оказался закрыт для иностранных туристов. Нас вежливо, но настойчиво попросили вернуться на судно и бесплатно привезли обратно.

Увидев русских туристов, таможенники схватились за голову. Но ничего не могли придумать, кроме как просить нас подождать два дня до понедельника, когда появится высокое начальство. Мы привычно поставили палатку в тени прибрежных пальм и принялись готовить обед. И вдруг услышали доносящиеся откуда-то издалека родные русские слова, правда, они оказались матерные. Впервые в жизни я обрадовался, услышав их (вообще-то, не люблю матерщину). Ребята тоже несказанно нам обрадовались и удивились. Это были русские моряки с судна «Систорк» («Морской аист»), сейчас немало русских работает под чужими флагами. Мы долго болтали на берегу, потом моряки пригласили нас на борт. Весь экипаж пил за наше здоровье до самого отплытия судна. А мы в это время уплетали сало с хлебом и картошкой. Такого мы не ели уже полгода.

На судне мы гостили около трех часов и очень были рады встрече с соотечественниками. На следующий день я решил прогуляться вдоль причала – вдруг опять услышим родную речь. И точно. Снова дважды до нас донесся родной мат, на этот раз с судна «Сивэй» («Морской путь»). Его экипаж был из Украины и принял нас очень хорошо. Мы дружно пели песни. Затем нам отвели каюту, где мы, уже было, расположились на ночь, как вдруг снова услышали ругань в свой адрес. Капитан ругал свою команду за то, что без его ведома пустили на борт «кацапов». Нам пришлось удалиться.

Переночевали в палатке, а наутро нас затащили к себе в гости турецкие моряки. Один из них говорил по-русски и был женат на украинке. Турки угощали нас оливками, поили кофе. И тут неожиданно за нами пришли пограничники. Они сообщили, что приехало их начальство, чтобы отправить русских путешественников в Индонезию, на этот раз окончательно.

Мы разместились в «Метеоре» и – в путь через экватор в Индонезию. Этот маршрут длился около пяти часов, однако скучать нам не приходилось. Индонезийцы очень общительны. А, кроме того, мимо проплывали живописнейшие острова, которыми мы любовались, вскарабкавшись на крышу судна. Здесь пассажирам разрешается ездить на крышах автобусов, кабинах грузовиков, мотоциклах без шлемов и т. п.

Итак, мы любовались морскими пейзажами и ждали того момента, когда пересечем экватор. Я представлял, что это произойдет, как в морских рассказах, когда судно останавливают, и пассажиры прыгают в воду. Поэтому обещал детям, что на экваторе нас ждет сюрприз. Но когда понял, что линию экватора мы уже пересекли, а судно никто останавливать не собирается, то решил объявить детям на очередной высокой волне, что в этот момент мы «перепрыгиваем» экватор. Они охотно этому поверили, так как сюрпризами уже были сыты по горло…

Владимир НЕСИН.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

КАТАЛОГ УСЛУГ И ТОВАРОВ