Китай, который многое нам открыл…

…Та часть территории Китая, на которую мы вступили, называется Внутренняя Монголия. Ее население говорит на двух языках (монгольском и китайском), здесь много смешанных браков. Однако, уклад жизни совсем иной, нежели во «внешней» Монголии.

На улицах приграничного городка Эрен-Хото довольно оживленно, жизнь здесь буквально кипит. Повсюду снуют велорикши – водители больших 3-колесных велосипедов, которые возят сидящих сзади двоих пассажиров под натянутым тентом, защищающим от палящего солнца. На здешних базарах, в отличие от монгольских, – изобилие фруктов и овощей, кстати, очень дешевых. Первое, что мы сделали, уладив таможенные формальности, – купили огромный арбуз. Но съесть его без любопытных взглядов никак не удавалось – повсюду за нами ходили толпы зевак, поскольку русские в этом районе – большая редкость.

Городок живет в основном за счет торговли с монголами, которые регулярно приезжают сюда за дешевым китайским товаром. Ознакомившись с картой местности и закупив продукты, мы двинулись дальше, привычно придерживаясь железной дороги, поскольку здесь не менее напряженное положение с водой, чем в Монголии. Люди тоже живут в юртах, разводят скот, кое-где занимаются садоводством и огородничеством.

Однако пройти пешком нам удалось не более 2 часов. После этого нас догнали полицейские и стали жестами показывать, что дальше нам идти нельзя и следует сесть к ним в машины. Мы пытались делать вид, что не понимаем, о чем идет речь, но с властями не поспоришь. Нас привезли в полицейский участок, долго искали переводчика с английского и наконец нашли монгола, говорящего по-русски. Он объяснил, что в этой приграничной части Китая пешком ходить запрещено, поэтому до Пекина нам придется добираться на поезде. Нас попросили расписаться в протоколах, сняли отпечатки пальцев. Объяснили, что если мы позволим себе все-таки пойти пешком, то рискуем быть наказанными крупным штрафом. Повторное нарушение подобного рода грозит депортацией.

Между тем, наступил вечер, пора было подумать о ночлеге. Вопреки ожиданиям, никто нас в свой дом не пригласил. Как выяснилось позднее, принять у себя иностранцев можно только с разрешения местных властей. И вообще, как нам показалось, народ здесь зажат рамками запретов, как во времена существования СССР. Кое-что напоминает о многолетней дружбе с Россией. Автомобили, например, как две капли воды похожи на советские, только с иероглифами на капоте. Люди относились к нам не так открыто, как в Монголии, хотя довольно доброжелательно.

Нам долго пришлось бродить по тесным и грязным улочкам в поисках места для размещения палатки. Наконец нашли темный, засоренный пустырь. Но и тут мы стали объектом внимания вездесущих мальчишек, которые до полуночи угощали нас то чаем, то овощами. С утра мы отправились в мэрию, чтобы обратиться с просьбой дать нам разрешение на пешее передвижение. К сожалению, не удалось. Было досадно, ведь не хотелось нарушать главный принцип нашего путешествия. Но пришлось сесть в поезд.

Мы могли позволить себе проезд только в вагоне эконом-класса, и он нам запомнился надолго. Представьте себе летнюю воскресную электричку. Трудно вообразить, что в нее можно набить еще больше народу, чем бывает у нас, но китайцам это удается. И, что поразительно, обходится без каких-либо криков и скандалов; более того, старшим здесь уступают место. Но не детям. В лучшем случае они сидят на коленях у родителей, а в основном устраиваются на полу, на ночь укладываются спать под скамейки. Мы же своих детей уложили ночевать на решетчатые багажные полки, расположенные наверху.

Поражала непролазная грязь в вагонах. Все, что остается после еды, пассажиры бросают на пол, а едят в поезде очень много. Как только поезд останавливается на станции, ко всем окнам подбегают мальчишки и девчонки, пассажиры суют им деньги и заказывают продукты, которые проворные посредники быстро покупают в ларьках и бегом возвращаются к своим клиентам. При этом никому в голову не приходит сбежать с деньгами…

Прибыв в Пекин, мы почувствовали себя в центре огромного муравейника. Более всего нас поразили обилие велосипедов и стоянок для них, своеобразная архитектура столицы Китая, множество торговых точек на улицах, продуктовые рынки с огромным и разнообразным выбором фруктов, овощей и специй. Мы добрались до российского посольства, где к нам отнеслись весьма благосклонно. Однако сообщили, что на решение нашей проблемы потребуется не меньше недели. И то они не были уверены, что мы получим разрешение идти по Китаю пешком, так как даже самим работникам посольства не разрешают выезжать за пределы города на своих машинах, а предлагают пользоваться общественным транспортом (притом только международным).

Посольщики дали понять, что наше проживание на территории посольства в течение недели, которую отвели нам на ожидание, нежелательно. Итак, на осмотр Пекина нам отводились 7 дней. Мы оставили в посольстве свою поклажу, за исключением видеокамеры, фотоаппарата и палатки, и отправились для оформления визы в посольство Вьетнама. Получить ее особого труда не составило. Труднее всего пришлось с ночлегом. Где мы только не спали эти семь ночей, ведь разбивать палатку в столичных парках было запрещено! Умудрились переночевать даже на территории летнего дворца китайского императора. Другой проблемой стало питание. Нашего походного лимита в один доллар на человека в день в городских условиях, когда негде развести костер, было маловато даже при китайской дешевизне продуктов.

Пользуясь наличием большого разнообразия блюд в Китае, старались каждый раз покупать что-то дешевое, еще не опробованное. И только на завтрак всегда ели блины, поскольку они были и вкусны, и питательны, и дешевы. К тому же с удовольствием смотрели, как их мастерски пекут прямо у нас на глазах в приспособленной для мини-кухни передвижной тележке.

В качестве топлива здесь применяют брикетированный уголь, который развозят на тележках чумазые возчики. Тележки тут – главный грузовой транспорт. О том, какой везут продукт, жителей оповещают с помощью подвешенных на тележках колокольчиков с определенным звуком. Хлеб, овощи, мороженое, напитки – на каждый из этих продуктов особый звук колокольчика.

В одноэтажных кварталах каждый домик – это еще и рабочее место. В комнатах, выходящих окнами на улицу, размещены, как правило, или кафе, или мастерская по ремонту велосипедов, или магазинчик. По вечерам в качестве развлечения все горожане исполняют танец здоровья. Для этого они идут на ближайшую площадь, становятся в круг с веерами в руках. Под звук барабанов двигаются по кругу, выполняя нехитрые движения вслед за ведущими в центре. Танец длится от 30 до 60 минут. Затем все платят музыкантам и, мирно беседуя, отправляются по домам. Некоторые едут на главную площадь, где глазеют на воздушных змеев всевозможных размеров, форм и расцветок, либо сами их запускают.

Необычно, на наш взгляд, китайцы проводят утро. Представьте: 6 утра, парк, звуки вальса и танцующие пары. Под деревьями люди группами и поодиночке делают всевозможную гимнастику, зачастую с мячами, саблями или веерами. Некоторые приносят с собой клетки с птицами, чтобы те тоже могли встретить утро на природе. Птиц здесь много, а вот собак мы почти не видели.

Труднее всего нам было смириться с необходимостью нарушить основной свой принцип и двигаться по Китаю на поезде, а не пешком. И мы отправились в сторону Вьетнама перебежками. То есть, проехав поездом небольшое расстояние, выходили, чтобы осмотреть местные достопримечательности. Затем снова садились в вагон и двигались дальше. При этом спрашивали у местных жителей, что лучше посмотреть, а не пользовались информацией путеводителей.

Основные города Китая, в которых мы побывали, – это Пекин, Шицзячжуан, Чжэнчжоу, Наньян, Ухань, Чанша, Гуйян, Куньмин, Кайюань. Путешествуя по этой стране, увидели много замечательных творений рук человека, которые удивительно гармонируют с природой. К примеру, в городе Гуйлинь гора поднимается отвесно над поверхностью воды на километровую высоту, а на вершине, как бы дополняя ее стремление ввысь, стоит пагода, буддийский храм. Или: гора, напоминающая по своим очертаниям слона, а на его спине расположилась пагода в форме седла.

Но более всего поражает трудолюбие китайских крестьян, возделывающих свои участки с раннего утра до позднего вечера. Основная злаковая культура здесь – рис. Удивительно, но люди умудряются выращивать это влаголюбивое растение даже в горах, и стоит рис недорого. Но есть места, где выращивать его все же невозможно из-за несоответствующей почвы, здесь разводят плантации чая или сажают гевею – каучуковое дерево, которое дает сок несколько лет подряд. Каучук очень ценится на мировом рынке и предоставляет возможность хозяевам плантаций безбедно жить.

Мы прошли несколько провинций и отметили, что они сильно отличаются друг от друга укладом жизни, обычаями и даже наречиями. В Китае очень мало людей, говорящих на английском. На юге страны живут благополучнее, чем в северных провинциях, так как здесь не надо тратить деньги на теплую одежду и обувь, отопление жилищ. К тому же, плодородная земля дает по 2-3 урожая в год. В провинциях Китая почти ничего не знают о России, помнят только древнее название русских – «элосы» – и еще «Ленин-Сталин». Примечательны в Китае монастыри, один из которых нам посчастливилось посетить. Монахи там достигают поразительных результатов в боевых искусствах благодаря своему исключительному упорству и методам, передающимся из поколения в поколение.

Китай многое нам открыл и многим поразил. Не обошлось здесь у нас и без неприятностей – ко всеобщей досаде мы подхватили чесотку. А вылечились только спустя месяц, когда оказались во Вьетнаме, – отыскали там завод по производству серы. Размешали ее с растительным маслом и смазывали пораженную кожу. После морская вода помогла заживить расчесы и язвочки. Как говорится, любовь к путешествиям требует жертв.

Владимир НЕСИН.

Добавить комментарий