Индонезия: трезвый образ жизни и многоженство

Наконец мы причалили к берегам острова Суматра. Нас встретил городок на сваях, с плавающим под домами мусором. По причалам сновали велорикши, и звучала знакомая речь. Индонезийцы и малайцы говорят почти на одном языке, лишь некоторые слова у них отличаются.

Индонезийцы оказались более гостеприимны, чем малайцы, и после небольшого конкурса среди желающих принять нас у себя мы отправились на мотоциклах в дом начальника портовой охраны. Судя по удивленным взглядам прохожих, европейцев здесь видели нечасто. Дом, куда нас пригласили, выглядел богатым. В зале имелась японская видеотехника, стоял роскошно накрытый стол, хотя к приходу гостей, очевидно, здесь не готовились. Переночевав у гостеприимных хозяев и получив от их родственников и друзей, пришедших поглазеть на нас, нужную информацию, мы наметили свой дальнейший маршрут по Индонезии.

Виза в эту страну была открыта у нас на один месяц, продлить ее можно было только в столице – Джакарте. А до нее, то есть до южной оконечности острова Суматра, по труднопроходимому восточному побережью было около 2000 км. Мы приняли решение доехать автостопом до западного побережья, а потом оставшиеся 900 км пройти пешком. Сказано – сделано. Автостопом путешествовать по Индонезии весьма легко, так как основной отличительной чертой этого народа, как мы поняли, является готовность помочь любому. И хотя люди в Индонезии живут намного беднее, чем в Малайзии, это не мешает им быть жизнерадостными и гостеприимными.

Мы двинулись в путь, стараясь держаться ближе к морю, так как жара стояла неимоверная – днем до 45 градусов, а ночью 30-35. Даже море мало спасало, температура воды у берега доходила до 35 градусов. Реки здесь несколько прохладнее, однако, там водятся крокодилы.

На Суматре впервые нам пришлось пробираться через джунгли. Это, доложу я вам, очень трудное и неприятное занятие, к тому же довольно опасное. Я перечислю их основные «прелести». Лианы толщиной в руку, похожие на удавов, и удавы, похожие на лианы. Есть лианы тонкие, как нитки, но покрытые мелкими крючками, сдирающими с прохожего одежду и царапающими кожу. Деревья и кустарники, утыканные колючками и шипами. Сыплющиеся за шиворот муравьи и лесная какофония. Скорость передвижения через такие джунгли не могла превышать 100 м/ч.

Хорошо еще, что до того, как мы залезли в джунгли, я выменял свой охотничий нож у местных крестьян на мачете №1, который нам здорово помог. Всего у мачете имеется пять номеров. Тот, что под первым, делается с лезвием в 30 см длиной, а каждый последующий номер на 10 длиннее.

Обычным охотничьим ножом даже кокос толком не разрубишь, а мачете, благодаря наклону рукоятки и особенности заточки, весьма упрощает эту операцию. Надо сказать, что впоследствии даже на российской границе мачете у меня не изъяли, приняв во внимание тот факт, что я путешественник.

На побережье Суматры мы впервые увидели страусов, до этого я думал, что они водятся только в Австралии. Казуары ловко бегают под деревьями, но все же задевают иногда головами ветки, поэтому природа предусмотрительно наделила их специфическими наростами. Нас поразил своей красотой здешний цветок – родезия. Его считают национальным, гордятся и часто изображают его на гербах. Вообще, здесь довольно разнообразный растительный и животный мир. Есть интересные растения, поглощающие насекомых. Очень много разноцветных бабочек огромных размеров.

В крупных городах обязательно имеются парки бабочек, которые очень популярны среди иностранных туристов. В них находится и множество других насекомых, а также змей. От посетителей змей обычно отделяют стеклянная перегородка и двери, на которых написано: «Входить не рекомендуем». Если посетитель повредит змею, то заплатит приличный штраф, если же он сам подвергнется, скажем, укусу змеи или нападению удава, то администрация парка за это ответственности не несет.

На побережье Суматры наше появление всегда вызывало испуганное удивление у местных ребятишек. Представьте, как неожиданно для детского восприятия возникновение из-за крутого поворота берега группы необычных людей. А в деревнях и школ-то нет, и никто детишкам не рассказывал о чужестранцах. Живут в деревнях, расположенных на морском берегу, довольно дико.

Как во всякой исламской стране, здесь разрешено многоженство. Гаремы, конечно, могут себе позволить только султаны, а в народе это обычно выглядит так: у мужчины, например, три жены, но каждая из них вместе со своими детьми живет в отдельном доме. Естественно, все они общаются друг с другом.

Для мусульман характерен трезвый образ жизни в силу их религиозного уклада. Даже на свадьбах они не пьют алкоголя. Хотя гостей, находившихся слегка под хмельком, можно было увидеть – это действие традиционного свадебного угощения – забродивших бананов.

Впрочем, в Индонезии есть люди иного вероисповедания, например, католики. Обычно они принимают веру целыми деревнями. Если видишь бегающих по деревне свиней, значит, это не мусульманское поселение. Водятся в хозяйстве местных жителей буйволы, козы, индюки, куры. В каждом дворе можно видеть высушивающиеся на земле кофейные зерна. Это действительно натуральный и крепкий кофе. Его тоже делают растворимым, но с осадком.

В Индонезии мы впервые увидели, как растут какао-бобы. Они торчат прямо из ствола дерева и по вкусу похожи на горький шоколад. Черный и белый перец мы видели на деревьях в виде зеленых горошин, растущих гроздьями, как смородина. Во время путешествия наш ботаник Аня, окончившая университет с отличием, на вечные вопросы детей: «А это что?» все чаще отвечала: «Не знаю».

Я разрешал ребятам пробовать неизвестные нам и аппетитные на вид ягоды, но в строго ограниченном количестве – не более трех штук. Иногда это оканчивалось легким расстройством кишечника.

Месяц на острове Суматра пролетел быстро. К этому времени мы добрались до южного побережья. Сели на паром и через три часа оказались в порту Мерак. От него до Джакарты – всего 120 км.

Ява – это не Суматра. Здесь полно машин, отличные дороги, встречаются европейцы. Но местные жители цивилизацией не испорчены. Они так же добры и жизнерадостны, всегда готовы оказать помощь любому.

В Джакарте мы оставили вещи в резиденции русского посольства и отправились добиваться визы в Австралию. За ответом нужно было явиться через четыре дня, и это время оставалось на осмотр столицы Индонезии.

Из достопримечательностей Джакарты нас более всего поразила «Мини-Индонезия» – огромный парк, на территории которого как бы представлена вся страна в миниатюре. Правда, постройки здесь выполнены в натуральную величину, в них занимаются ремеслами подлинные мастера, которые тут же продают свои изделия.

Рядом с парком находится Национальный музей, который можно по масштабам сравнить разве что с российским Эрмитажем.

Итак, пролетели четыре дня нашего пребывания в Джакарте, и мы с волнением в сердце отправились в посольство Австралии за ответом. Как и предупреждали нас российские дипломатические работники, в визе нам отказали, поскольку мы не располагали достаточной суммой денег. Впрочем, отказом был огорчен только я, остальные порядком устали за девять с половиной месяцев путешествия и хотели домой. Но, поскольку у нас была продлена виза по Индонезии еще на месяц, мы решили использовать оставшиеся три недели с максимальной отдачей.

Теперь уже автостопом мы отправились к центру острова Ява, где расположен известный всему миру храм Бурубудур. Построенный 12 веков назад без капли раствора, он наводит на мысль, что современная цивилизация в чем-то отстает от древней. Затем мы посетили храм в городе Джокьякарта. После двинулись в порт Сурабайя, откуда собирались на попутном судне уезжать в Россию. Однако в этом порту нам объяснили, что лучше отправляться на родину из Джакарты, так как там стоит больше российских судов. Мы вняли совету.

Вернувшись в столицу, направились в порт, где попросились на борт одного индонезийского корабля-лесовоза, идущего на Калимантан. Капитан нам не отказал.

Как известно, меньшая часть острова Калимантан принадлежит Малайзии, а большая – Индонезии. Мы пока были в индонезийской части острова. И нам вскоре стало понятно, что добраться пешком за 5 дней до границы Малайзии мы не сможем, так как здесь нет сухопутных дорог. Сообщение между населенными пунктами производится по рекам. Тут нам, уже привыкшим к опасностям и неожиданностям, снова пришлось испытать острые ощущения, так как любой крутой поворот реки, кишащей крокодилами, мог оказаться для нас последним. По рекам мы мчались на быстроходных моторных лодках, управляемых лихими ездоками. Иногда приходилось плыть по опасной реке ночью, при тусклом свете луны. Пренебрежение опасностью и смелость наших проводников иногда вызывали восхищение, но чаще пугали нас, однако мы вынуждены были полагаться на них, другого выхода не было, так как поджимали сроки окончания визы.

Мы, конечно, предприняли все возможные меры предосторожности, к примеру, обвязали детей поясами из пустых пластиковых бутылок на случай, если вдруг перевернется лодка, чтоб они удержались на поверхности воды. Я еще шутил, предлагая привязать к ним таблички с надписью «несъедобно», однако мне возразили также в шутку, что крокодилы не понимают по-русски.

Когда мы останавливались на ночлег в деревушках, то вызывали у местных жителей чрезвычайный интерес, и немудрено, поскольку людей белой расы они видели впервые. Естественно, мы были почетными гостями в любом доме. Через пять дней наша группа прибыла в город Понтианак, находящийся прямо на экваторе. Основной его достопримечательностью считается монумент экватора, расположенный на 110-м меридиане.

Эта часть острова Калимантан оказалась более обжитой, и мы благополучно доехали на попутках до провинции Малайзии, расположенной на Калимантане, называемой Саравак. Как мы ни торопились, но на два дня визу просрочили. Однако индонезийские таможенники посмотрели на это сквозь пальцы. За два с небольшим месяца эта страна стала нам, как родная. Мы уже неплохо понимали язык, жесты, изучили национальные обычаи. Так что с Индонезией нам расставаться было чрезвычайно жаль. Для себя же я решил, что если еще раз окажусь в этих краях, то непременно осмотрю остров Бали и Новую Гвинею. А также предложу для показа по местному телевидению свой видеоматериал, отснятый в Индонезии. Мне все время как-то хочется отблагодарить людей, помогавших нам во время нашего путешествия. Я пока не знаю, как это сделать, во всяком случае, наша благодарность навсегда останется у нас в сердцах.

 

Владимир НЕСИН.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

КАТАЛОГ УСЛУГ И ТОВАРОВ