«Это и есть мой эликсир бодрости…»

1 186 просмотров, Комментариев нет
,

На подворье Михаила Климентьевича Коляды в Галенчицах – более тридцати овец, любимый пес Барс и шестеро ухоженных котят. По утрам они «завтракают» раньше хозяина, и только когда беспокойное хозяйство накормлено, Климентьевич идет заваривать чай…
Жизненную дорогу его легкой не назовешь. За плечами тяжелый груз, но сохранены бодрость духа и вера в то, что жизнь прекрасна. А ему ведь через месяц – 90.
В три года остался без матери. До сих пор горечь в голосе, когда говорит об этом. Растить троих детей отцу помогала уже вторая жена. Все вместе трудились на своей земле, которой у отца (на хуторе в Галенчицах) было до 30 гектаров; лошадей – шестеро, коров – столько же. Вспоминает, что весной пахали поле по ночам, до утра, – днем мошкара не давала коням покоя…

Сдал госпоставки – и в армию
В армию в 1950-м Михаил уходил еще со своего хозяйст­ва (успев сдать в счет госпоставок зерно и картошку, – отца не стало в 1945-м): три года служил на Алтае – все еще помнит, что был в 704-м артиллерийском полку, как лучший солдат во время торжеств держал развернутым знамя своего полка.
Там, в Бийске, получил водительские права, а главное, говорит, отдохнул от тяжкой работы на своей земле. И вернуться к ней не суждено было. После демобилизации приехал на родину, где уже были созданы колхозы.
…Отправили его на курсы комбайнеров, учился в Бресте, потом – в Пинске. 15 лет работал на комбайне в МТС «Первомайская» (до сих пор дома хранится пожелтевший «Ленинец» за 1963 год, на странице – фото молодого Михаила Коляды, лучшего комбайнера района). Позже пересел на автомашину. Первый самос­вал помнит до сих пор. Потом были другие САЗы, были Грамоты, было звание ударника коммунистического труда…

На пенсию вместе с самосвалом
Пять лет работал будучи на пенсии. А то, что вышел «на отдых» вместе со своим самосвалом (ему отдали его как премию за безупречный труд), о многом говорит. Бесценным помощником была старая машина в большом домашнем хозяйстве, когда строили дом, когда выращенное на подворье надо было завезти в город на продажу, чтобы завершить стройку, учить детей, сыграть им свадьбы…
Мечтал Климентьевич о легковушке, и постепенно «с мозоля» деньги были собраны, но купить авто не успел – сбережения пропали в вихре событий 1990-х; позже «возвращенных» денег хватило только на велосипед. А тот старенький самосвал до сих пор на ходу…

Строиться в городе не захотел
Двое братьев в Галенчицах и сегодня живут на отцовской земле: Владимир остался в родительском доме, который и теперь под его хозяйской опекой смотрится молодо, а Михаил недалеко от него построил новый дом вскоре после женитьбы…
Правда, молодая жена уговаривала его строиться в Каменце, до которого километров десять, но не согласился: «Что там твой Каменец! Здесь, посмотри, красота какая, прос­тор, а воздух – не надышаться, будем на своей земле детей поднимать…»
Здесь выросли трое его детей (все они получили выс­шее образование), сегодня у него пятеро внуков и шестеро правнуков.
Овдовел лет девять назад, но и после похорон жены еще четыре года держал корову, внучка Оля помогала; поднималась на рассвете, доила ее, а затем на остановку бежала, чтобы на работу в Каменец успеть. Ее мать – Татьяна Михайловна – говорит, что теперь дочку никакими трудностями не испугаешь… Как же доволен дед, когда на свежину к нему съезжаются внуки, есть чем их угостить. Щедрости и пристойности ему не занимать.
На подобных поступках, без пафосных слов, воспитывались потомки Михаила Коляды – порядочность и трудолюбие стали самым дорогим наследством, переданным им отцом и дедом.
Одиноким себя Климентьевич не чувствует. Дочка живет рядом, в Ходосах, и наведывается к нему не раз за день. Когда беседовали с Михаилом Климентьевичем, она то и дело бережно дополняла его воспоминания. В каждом слове и взгляде, обращенном к отцу, – бесконечная любовь к родному человеку.

Есть кому сказать «Доброе утро»
Сам он до сих пор не может представить, как это не посадить картошку на сотках, как не заготовить стог сена. Его, правда, мало на овечью отару, приходится докупать, как и зерно. Хозяйские заботы помогают быть в тонусе, говорит Михаил Климентьевич.
Ему вторит дочка: «Пытались убедить отца расстаться с животными, и сестра моя, что в Германии живет, и брат, который в Мотыкалах, не могли поверить, что я не способна убедить его в этом. Да, пенсии достаточно было бы на безбедную жизнь. Но теперь понимаю, что если этого всего у него не станет, он просто угаснет. А так он знает утром, что ждут за дверью его питомцы, и день начинается со взаимной радости встречи. Дед наш себе почти не готовит – я приношу горячее в кастрюльках, но собаке и котам он сварит и гречку, и рис, и свою котлету им отдаст…»

Рад за молодых
Сегодня Михаил Климентьевич с интересом наблюдает, как строятся современные фермы, все более мощной и комфортной становится сельхозтехника, рад за молодежь, которая работает на ней.
Ему интересно все, что происходит не только в районе, поэтому читает газеты и смотрит телевизор; любимая передача – «Время покажет». Отсюда столько аргументов и фактов во время беседы.
Официальной медицине он не очень доверяет, но восторженное впечатление в последнее время осталось после лечения катаракты, от которой избавился в течение нескольких минут без боли и стресса. Верил в чудо, и оно с ним каждый день – обходится без очков.
Р. S. В ноябре в уютном доме Михаила Коляды соберутся самые близкие люди – четыре поколения, будет дружно и шумно. И опять прозвучат дорогие сердцу слова его детей: «Низкий поклон Вам, великий труженик, скромный и честный беларус Коляда Михаил Климентьевич. Прости нас, папка, если чем обидели когда-нибудь».

Галина НОВИК.
novik14_2017@mail.ru
Фото Станислава ГРИЦУКА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *