Баба с возу – ЕС не легче!

774 просмотров, Комментариев нет
,

 

Тереза Мэй, королева Елизавета и сама Великобритания – понятия женского рода. А Евросоюз – мужского. Можем ли мы, в связи с этим, рассматривать Brexit как проявление феминизма?

Вопрос дискуссионный. Тем не менее, в выходе Англии из Большой Европы просматривается стремление к свободе, поэтому, вырвавшись, она обязательно почувствует облегчение. А вот станет ли легче покинутому Евросоюзу?

Если бы ЕС был телегой, то – несомненно. Как известно, главным свойством телеги является то, что она движется. Но в том-то и дело, что ЕС последние годы никуда не ехал – он топтался на месте. Воспользовавшись остановкой, в его кузов залезло столько народу из вновь обретенных стран-членов, а за ними еще и мигранты, что возможность возобновления движения абсолютно исчезла.

Увидев такое печальное положение, англичане, конечно, могли бы прямо крикнуть: «Спасайся, кто может!» Но они ведь англичане, и никогда не говорят напрямую. К тому же по-настоящему спасется лишь тот, кто спрыгнет первым, ибо, когда начнут прыгать все, кузов опрокинется, так что половину беглецов накроет. А то и всех! И вместо крика, англичане провели референдум. А теперь вот ведут переговоры о том, когда и с какого именно боку им удобней прыгать…

Так что все кроме одного остаются в кузове, и, значит, ЕС точно не станет легче. Как точно и то, что дальше он уже никуда не поедет.

Не понимая этого, оставшиеся в кузове, поглядывая в спину Англии, испытывают что-то вроде оскорбленной гордости. И жажды мщенья! А что, теперь Англия – не член, и с ней можно поступать как угодно! Кое-кто хочет оттяпать у нее ирландские владения, кто-то – Гибралтар. И все хотят получить с нее денежную «компенсацию». И поэтому все еще плотнее смыкают свои ряды в кузове, обеспечивая Англии надежную точку опоры при прыжке.

А Англии, по сути, только этого и надо!

Глава британского правительства Тереза Мэй полна оптимизма по поводу будущего своей страны и не разделяет грусти, которую другие европейские лидеры испытывают в связи с выходом Соединенного Королевства из состава Евросоюза. Об этом Мэй заявила в воскресенье, отвечая на вопросы журналистов об итогах саммита ЕС, на котором 27 остающихся в сообществе государств утвердили проект соглашения с Великобританией о Brexit.

«Нет, я не разделяю этой грусти, однако понимаю тех, кто, напротив, разделяет ее. Я вижу, что некоторые европейские лидеры сейчас испытывают печаль, но и в Великобритании есть люди, которые ощущают сейчас те же эмоции, – сказала Мэй. – Однако я вижу во всем этом необходимость двигаться дальше – к следующему этапу, и я полна оптимизма по поводу будущего нашей страны».

Ну, конечно же, ведь ее Великобритания хотя бы может надеяться на движение, а вот Евросоюз, увы, нет. И эта язвительная констатация явственно сквозит в словах британского премьера.

В остальном она немного переборщила с сентиментальностью, особенно, по поводу печали. Если бы остальные, вернее, оставшиеся члены ЕС испытывали это самое чувство, они в воскресенье не проголосовали бы за Brexit столь поспешно. А ведь известно, что они проголосовали «за» еще до того, как на саммит прибыла сама Тереза!

А председатель Европейского совета Дональд Туск и вовсе уже буквально через несколько минут после того, как открылся саммит ЕС, поспешил «слить» информацию через Twitter, т. е. не дожидаясь официального подхода к прессе. «27 стран ЕС [без Великобритании] утвердили Соглашение о выходе и политическую декларацию о будущих отношениях ЕС-Великобритания», – сообщил он.

Вот это оперативность! На таком почти бравурном фоне несколько фальшиво звучали «стенания» испанского премьера Педро Санчеса, который на телекамеры назвал «развод» Соединенного Королевства с ЕС «грустным днем для всех сторонников единой Европы». Может, из-за грусти Санчес еще пару дней назад громогласно заявлял, что заблокирует сделку с Великобританией? Или все же потому, что хотел шантажировать Лондон, чтобы заставить его «вернуть» Испании «спорный» Гибралтар?!

Маска печали недолго держалась на лице испанского премьера. Закончил он свое общение с журналистами следующими словами, которые можно понимать, как минимум, двояко. Санчес заявил, что соглашение по Brexit «признает лидерство Испании в определении будущих отношений между ЕС и Гибралтаром». «Мы все в проигрыше [из-за Brexit], в особенности проигрывает Соединенное Королевство, но с Гибралтаром Испания выигрывает», – закончил на оптимистичной ноте глава испанского правительства.

Единственным, кто действительно грустил, был, пожалуй, только Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Возможно потому, что он, как дедушка европейской объединительной политики, умудрен немалым опытом и способен заглядывать за пределы остановившейся телеги ЕС. Он-то понимает, что Великобритания выигрывает. Что, покинув ЕС, Англия вернет себе полный контроль над своими границами, над своей экономической ситуацией, прекратит все выплаты Евросоюзу и больше уже никогда не будет обязана принимать законы, вырабатываемые в Брюсселе. Кроме того, Brexit должен обеспечить лучшие условия для сельскохозяйственной и рыболовецкой отраслей Соединенного Королевства, и все это вместе взятое просто не может быть не очевидным для Юнкера! Так что он, конечно, немного схитрил, сказав эзоповым языком, мол, если бы был англичанином, то был бы «глубоко опечален будущим» своих внуков. Понятно, что никто, кроме своих собственных политических внуков его не волнует, и, стало быть, это печаль не по Великобритании, а по Евросоюзу.

Чья телега, хоть и не движется, но пока еще не опрокинулась…

Так что теперь главный вопрос, когда и в какой последовательности побегут из ЕС остальные? И что будет, если последовательности и упорядоченности не удастся соблюсти, как в случае с Англией, и все вдруг прыгнут разом?!

Добавить комментарий