Ай-нобелевская премия

В 21 веке мы вправе ожидать расцвета науки. Более того, он, кажется, уже наступил. И захватил всю нашу жизнь. Ото­всюду только и слышишь: «информационный век», «умная экономика». Даже людей теперь стали звать «ай-тишниками» – от английского сокращения «информационные технологии», словно человек стал частью технологий. А все эти гаджеты, мобилы, опять же ай-фоны!?

Вот что касается «ай!», то оно иногда проскальзывает и в обычном, старомодном своем виде, как восклицание… В прошлом году многие так воскликнули, когда Нобелевскую премию в области литературы вручили американскому барду, любителю побренчать на гитаре Бобу Дилану. Он и сам удивился немало, и его полгода уговаривали всем Нобелевским комитетом принять нежданный подарок. В конце концов, уговорили, а когда он прислал кого-то зачитать свою «нобелевскую» лекцию, его тут же уличили в плагиате. Но премию не потребовали вернуть.

Кто-то скажет:  «Так то в литературе, там действует принцип «нравится – не нравится»!» А в науке все ожидали, что вот текущий нобелевский месяц (когда премии назначаются за 2017-й) вернет, наконец, веру в объективность Нобелевского комитета. А что произошло на самом деле? Если Боб Дилан не писатель, не поэт и, вообще, не литератор, так хотя бы безобидный и даже добрый человек. А вот нынешний новый лауреат в области экономики – совсем наоборот: и не безобидный, и не добрый, и даже злой.

Знакомьтесь, американец (а куда без них?) Ричард Талер, профессор из бизнес-школы в Чикаго. Помнится, герой бессмертной комедии «В джазе только девушки» говаривал: «Я не люблю Чикаго!», и поделом: его там ограбили, раздели и чуть не пристрелили мафиози. Да еще потом искали по всей Америке, чтобы все-таки добить. Не хочу проводить никаких параллелей, но знаете, за что получил Нобелевскую премию представитель чикагской школы бизнеса? Он выдвинул «теорию Талера», которая успешно применяется на практике торговцами по всему миру. Он научил их «заставлять покупателей поступать нерационально». То есть покупать то, чего они не хотели покупать и за ту цену, которую им навязали торговцы. То есть это теория законного и массового грабежа.

Вот как это звучит в «научном» изложении. Суть теории в отказе от господствовавшей ранее модели, в которой основным действующим лицом был «рационал» – человек, делавший свой выбор исходя из возможного оптимального результата, да еще и беспристрастно. Талер предложил учитывать человеческие поведение и слабости при принятии экономических решений. По его мнению, умственные способности покупателей и налогоплательщиков будут год от года падать, люди станут медленнее учиться, но все чаще руководствоваться эмоциями. Этим надо пользоваться, их поведением должно манипулировать! Талер учит, как спланировать «выбор» потребителя, как грамотно организовать рекламу, как сделать иррациональное поведение предсказуемым. А точнее, как навязать дорогущий хлам и взять за это с  человека деньги. Неудивительно, что Талера брали себе в советники экс-президент США Барак Обама и бывший британский премьер Дэвид Кэмерон.

Так вот что называется на Западе экономикой… Лично я благодарен Талеру хотя бы за то,  что он назвал вещи своими именами! Он показал, что в основе современной системы производства и продаж – обыкновенные дураки; он надеется, что их число будет неуклонно расти, а с ними и сверхприбыли защищаемых им корпораций. «Ай!»… и «Ай-я-яй!»

Мы с вами грозим ему пальчиком, а вот Нобелевский комитет выкладывает миллион евро. Что там утверждает Талер насчет глупости? И не является ли решение Нобелевского комитета ярким примером правильности его «блистательной» теории?

Чем отличается мудрость от глупости? Мудрость имеет предел – границу, начертанную нашими знаниями. А вот глупость, она воистину безгранична! И приносит бесконечные прибыли…кому-то!

Нобелевская премия, Нобелевские лауреаты, Нобелевский комитет уж никак не ассоциируются с глупостью. Или, вернее, пока не ассоциировались. Но все когда-нибудь бывает в первый раз! Несчастный Нобель, умирая, назначил во искупление своих прижизненных грехов (он изобрел оружие массового уничтожения ХIX века – динамит) для своей же загробной жизни особую миссию. С того света он обязался каждый год напоминать нам, что нельзя поступать так, как поступал он сам, когда был во власти земных страстей. Вернее, одной,  но самой ужасной и непреодолимой страсти, — жажды стяжательства. Заработав миллионы на смерти миллионов, Нобель испытал угрызения совести. Вот что он писал в своем завещании: «Всё моё движимое и недвижимое имущество должно быть обращено в надёжный банк. Доходы от вложений должны принадлежать фонду, который будет ежегодно распределять их в виде премий тем, кто в течение предыдущего года принёс наибольшую пользу человечеству…» Вы слышите, господа из Нобелевского комитета, – пользу человечеству!

А какую пользу и кому приносит так называемая теория Талера? Или вы олигархов и миллиардеров приравняли уже ко всему человечеству? Теперь понятно, почему в нынешнем году личное состояние всего шести богатейших «бизнесменов» стало равно достоянию 3,5 миллиарда человек.

Добавить комментарий

КАТАЛОГ УСЛУГ И ТОВАРОВ

Раздел в разработке