Испытано на себе: как корреспондент «НК» перенесла коронавирус?

Еще полгода назад никто и подумать не мог о том, ЧТО подарит нам 2020-й. Люди встречали Новый год с большими надеждами, под бой курантов с бокалом игристого и сожженной бумажкой «я хочу, чтобы…» верили: он будет лучше предыдущего. Кто-то запланировал пышную свадьбу, кто-то забронировал путевку на Бали… Мечтам, конечно, свойственно сбываться, но, видимо, не в 2020-м.

Пандемия поглотила весь мир, и каждый из нас боится заразиться коронавирусом. Так ли это страшно? …Никогда не думала, что буду писать этот текст. Мысль о том, что меня и моих близких ковид не коснется, думаю, – мысль каждого из нас. Так думала и я, пока не начали болеть люди из моего окружения, а потом и я сама…

 Диплом. Минск. Ковид…

Когда паника и вирус все ближе и ближе подбирались к жителям нашей страны, я думала только об одном: как спокойно окончить факультет журналистики Белгосуниверситета (тогда дома, в Высоком, я готовилась к госэкзаменам и писала дипломную работу). Накануне отъезда в Минск мне позвонили девочки, с которыми снимаю в столице квартиру, и сообщили, что около нашего подъезда стоит скорая с врачами в экипировке. Вот тогда на меня напал страх. Я сразу же подготовила в чемодане отдел для масок, перчаток и антисептика. Было очень тревожно, но перспектива не получить диплом пугала больше коронавируса, поэтому поездка состоялась.

Первое время старалась избегать многолюдных мест и не ездить в метро. Людей в мас­ках было катастрофически ма­ло! А пожилых, которые подвергаются высокому риску, – тем более. Глядя на всю эту картину, против воли думала: «А может, это я уже сошла с ума и вирус просто не существует?»

Между тем, все шло своим чередом. И вот… Госэкзамены были сданы, дипломная работа защищена (кстати, посвящалась она «НК» и называлась «Районная газета «Навіны Ка­мянеччыны» в медиасистеме региона»). Можно успокоиться. Однако…

Как все начиналось?

…Утром я проснулась под яркий аромат кофе, доносившийся из кухни. Его пила одна из моих соседок. Я поделилась с ней своими впечатлениями от восхитительного запаха, а в ответ услышала: «Я ничего не чувствую». Это был первый «звоночек», ведь каждый из нас знает, что первым отличием коронавируса от любой другой болезни является потеря обоняния и вкуса. После я поделилась этим с подругой, тоже живущей с нами, а в ответ услышала: «Аня, похоже, я контакт первого уровня. У моих коллег нашли коронавирус».

На тот момент у нас с подругой никаких признаков болезни не было, поэтому дома мы устроили маленькое собрание и решили, что нужно вызвать врача. Так как у нас не было минской регистрации, возникли трудности с оформлением в поликлинику. Но врач все-таки приехал, осмотрел и направил сдавать тест. В тот же день вечером мы несколько часов просидели под кабинетом среди ог­ромного количества пациентов с ковидом, и, к сожалению, принять нас не успели. Приш­лось идти еще раз. Тогда все втроем и сдали тест. Отдельно хочу поблагодарить врача, которая принимала нас тепло и с отличным настроением, – такая поддержка хоть немного уменьшает страх.

С нами провели инструктаж и попросили оставаться дома до результатов теста. На третий день утром нам позвонили и «обрадовали» тем, что тесты у всех троих положительные. Мы были к этому готовы, так как за время, пока готовились результаты, мы втро­ем уже не ощущали запахи. Позже приехали врачи, выписали нам листы о самоизоляции на 14 дней, которые пре­дупреждали об административной (штраф до 50 БВ или административный арест) либо уголовной (вплоть до лишения свободы) ответственности за несоблюдение правил поведения.

Врачи сказали, что ближе к концу нашего карантина приедут и проверят снова. Если кровь будет в порядке, нас отпустят, нет – продлят карантин до 21 дня. Нам оставалось только смириться и придумать, чем заниматься 14 дней в четырех стенах (выходить можно было только в ближайший магазин, аптеку и к мусорным контейнерам в маске и перчатках).

Первое время в моей голове постоянно звучал вопрос: стыдно ли болеть коронавирусом? А ведь и правда, люди бывают разные, кто-то отнесется к твоей проблеме с пониманием, кто-то будет осуждать. Контактов у нас было немного, но все же… До получения результатов теста мы решили предупредить их сами. Кому-то писали, кому-то звонили, рассказывая о том, что мы, скорее всего, больны. Ребята относились с пониманием и в первую очередь интересовались нашим самочувствием. Практически все предложили свою помощь, особенно если нужно сходить в магазин и аптеку. Знакомые охотно исполняли все наши желания, конечно же, за наши деньги, но это не столь важно. Друзья познаются в беде – тут про это. Очень выручали интернет и телефон.

Чем мы занимались 2 недели…

В первые дни карантина внимательно изучали болезнь в Google, хотя и пугающих симп­томов у нас не было. Теперь могу посоветовать только од­но: никогда так не делайте! Диагноз ставит врач, лечение назначает он же, а заниматься самодеятельностью – вариант не из лучших. Мы очнулись вовремя, чему были несказанно рады. А мой дядя отправил мне мудрое смс: «Это время вам для того, чтобы понять, кто вы и что вам нужно от жизни». Действительно, задуматься об этом нам пришлось не один раз.

Лето мы видели только из окна квартиры на 5 этаже, и чувство обиды, признаюсь, посещало нас ежедневно. Кроме того, во время карантина нам отключили горячую воду. На почве всего этого мы с девочками часто ругались. Теперь я понимаю, откуда такая статистика «карантинных» разводов.

Дни проходили однообразно. Болезнь тоже протекала одинаково: пропали обоняние, вкус, закладывало уши и болела голова. Температура тела чаще всего была низкой. Каждое утро мы просыпались и вместо водных процедур и завтрака шли к зеленой бутылке с 96-процентным спиртом – нюхать. Восприятие запахов так сильно преломлялось, что самый любимый дорогой парфюм пах настолько мерзко, что хотелось сразу же продать его на «Куфаре».

Конечно же, нам приходилось выносить мусор, ходить за новой порцией пилюль в аптеку и забегать в магазин. Маска и перчатки на тот момент были неотъемлемой частью нашего образа. Мы настолько отвыкли от улицы, что как только вышли, чувство страха сопровождало нас еще очень долго. Шум машин пугал, каждый шорох казался подозрительным. Человек, надолго запертый в четырех стенах, очень быстро отвыкает от социума.

Пой, душа!

Мы с девочками до карантина любили ходить в караоке (да и в принципе петь любили всегда). У нас даже есть до­ма собственный микрофон. Теперь же о караоке можно было только мечтать. Наш сердобольный друг некоторое время вел прямые эфиры оттуда в Инстаграм, а потом мы создали на подоконнике маленькую съемочную площадку: поставили телефоны, ноутбук и микрофон – и пели все, что заказывали наши онлайн-зрители. На эти эфиры стали подтягиваться друзья, мамы, другие близкие родственники. И даже соседка из дома напротив смотрела на нас в свое окно.

За время карантина мы не посмотрели ни одного сериала и целого фильма, не прочитали полностью ни одной книги. Но одна из моих соседок вырастила мини-огород на кухонном подоконнике, а другая нарисовала картину по номерам. Иногда мы играли в «Уно», «Правду или действие», так я проспорила пиццу, а девчонкам пришлось отжиматься на время. Мы старались не унывать, а наши друзья, близкие и знакомые всячески нас поддерживали: писали смски, звонили по видеосвязи, интересовались самочувствием, приносили сладости.

Вот сейчас пишу и думаю: классное ведь время было! В нашем возрасте в лагеря отдыха уже не берут, а этот карантин напомнил мне, как раз-таки, тот самый лагерь.

Послесловие

Хочу напомнить, что мы, к счастью, перенесли ковид в легкой форме. Каждый организм воспринимает любую болезнь по-своему. Из всего пережитого могу сделать вывод: сейчас любой уважающий се­бя гражданин обязан соб­людать меры предосторож­ности! Лишний раз помыть руки или прийти в людное место в маске не составит никакого труда, а вот предотвратить заражение поможет вполне.

Всем здоровья!

Возможно, кто-то из вас тоже переболел коронавирусом и хочет поделиться своей историей? Пишите нам в социальных сетях или на адрес: nk@kamenec.by

Анна ПАТЕЙЧУК.