Из семейного сундучка

OLYMPUS DIGITAL CAMERAВо времена наших прабабушек не было даже телевизоров. И свой досуг женщины и девушки посвящали рукоделию: вышивке, кружевам, шитью. С каждым годом все меньше остается тех, кто вечерами в компании подружек вышивал рушники, платья, накидки, несмотря на занятость по хозяйству, но, к счастью, у нас с вами еще есть возможность познакомиться с такими мастеровитыми людьми, знатоками своего дела. Поиски героинь для материала о рукодельницах привели меня в Чабахи и Мартынюки.

«Хотела все уметь»

Одна из моих собеседниц – Вера Лыскович (на фото) – родом из Пружанского района. После замужества живет в Чабахах. В гости к Вере Семеновне часто приезжает внучка. Вместе смотрят они фотографии. Одну из них, на которой бабушка со своими родными, внучка долго не выпускает из рук, не переставая удивляться трудолюбию хозяек во времена бабушкиной молодости. Все люди на снимке – в белоснежных рубашках, фартуках, а ведь отбеливателей тогда не было, вот и представьте, какие это были мастерицы. Секретом белизны бабушка и со мной поделилась: в печи сжигали дрова, золу заливали водой, цедили, после чего эта вода – щелок – становилась мыльной, в ней уже и стирали белье.

Женщинам в былые времена приходилось много трудиться, чтобы хватало «на жизнь», но уделяли они время и любимому делу – вышиванию. Керосиновыми лампами стали пользоваться намного позже – создавали красоту при свете лучины. В пуще заранее искали самое смолянистое дерево, секли на щепки, которые потом и горели на припечке, давая свет рукодельницам.

У матери Веры Семеновны – Евфросинии – не было времени учить дочь вышивке. Брата забрали на фронт Первой мировой, и для отца она была помощником – вместе с ним сеяла, косила, бороновала. Но и вышивать умела. В свои 90 лет продолжала заниматься рукоделием и, что интересно, не пользуясь очками. Прожила 100 лет, без двух недель.

Когда в 1943 году отец моей собеседницы погиб на войне, а дом сожгли, ее мать с детьми переехала в Мельники Речицкого сельсовета, где был дом брата, который также погиб. Спросив разрешение у немцев, смогли там жить.

В 1945-м Вере было 7 лет, пасла коров до обеда, а затем шла в школу, потому что пастуха нанимать было дорого, – мать осталась одна. Вышивать начала после поступления в техникум и знакомства там с женщиной, которая создавала вышитые картины, а затем их продавала. Мо­ей героине стало интересно, стала учиться этому кропотливому виду рукоделия. Материалом служил ситец, из которого выдергивала нитки, получались клеточки, по которым затем и творила. Сохранились сюжетные вышивки «Пара на берегу реки», «Аленушка и братец Иванушка» и многие другие, которые сейчас забрала к себе дочь Зинаида, оформляет их в новые рамки.

Вышивала Вера Семеновна также и «дорожки», треугольники, салфетки, которые вешали затем для украшения на стены, накидки, ведь когда-то было модно украшать ими подушки на кровати. Ткать она научилась уже будучи на пенсии – всегда было огромное желание все уметь. Теперь и Зинаида вышивает лентами, а талант прабабушки передался правнучке, которая только начинает творить.

«Меня научила мать»

Мария ЯКУШ:

– С пятнадцати любила вышивать крестом картины, узоры на наволочках, рушниках и многое другое. Этому научила меня моя мать Надежда, которая было неплохой мастерицей и смогла прожить до 94 лет. Где я ни находилась в дальнейшем, везде вышивала. Даже в санаторий поехала однажды и там занималась своим любимым делом. Теперь увлеклась вязанием салфеток, носков детям, внукам, правнукам. Просто не могу сидеть сложа руки, если есть свободное время. Вяжу из своей пряжи – овечьей шерсти, которая до сих пор сохранилась. Хоть прялки на чердаках у нас остались, но мастерицу-пряху сейчас уже не найти.

«Скучать не приходилось»

Надежда Клопоцкая родилась в 1935 году, много лет работала в животноводстве, обосновавшись в Мартынюках. До замужества жила с матерью и братом в Чемерях. Отец погиб на фронте, поэтому «скучать» не приходилось. Мама – Федора Таруц – всю свою жизнь занималась рукоделием: ткала, пряла.

– Это сейчас в магазинах можно купить все что душе угодно, а в то время необходимо было рассчитывать только на свои силы. Приходилось сеять много льна, затем его рвать, стелить, чесать, прясть и только потом на кроснах ткать полотно. Из него шили сорочки, штаны…

Интересуюсь:

– А как отбеливали лен?

– Приносили полотно на луг, где стояла вода, и замачивали там, сушили, потом опять мочили, расстилали по траве, так и получался белый цвет. Я в молодости научилась вышивать скатерти, ткать покрывала, половики. Перед замужеством невесте необходимо было иметь определенное количество рушников, платочков. Утром и днем некогда было заниматься этим делом. Потому появилась у нас традиция ходить на вечерки по очереди к подружкам, где вышивали, пряли и, конечно, пели, собравшись вокруг лампы. Когда уже многое потом можно было купить в магазине, все равно занималась любимой вышивкой.

Екатерина СКРОЦКАЯ.

Фото автора.

Добавить комментарий