Жизнь, которая не зря

Безимени-1Воспоминания афганцев так дороги нам, современникам, не только по причине их исторической ценности, но и, наверное, потому, что мало кто из участников той войны хочет делиться пережитым. К сожалению, многие ветераны, с которыми районка пыталась наладить диалог, отказались разговаривать. За это молчание их нельзя винить… Ведь, даже судя по документальным кинолентам, можно сделать вывод, что боевые действия, в которых довелось участвовать простым парням из Советского Союза, – это не просто школа выживания, а скорее огненная печь, в которой ребята либо погибали, либо выходили из нее абсолютно другими, будто переплавленными.

Виктор ПОЛЕЩУК, с которым созвонилась накануне, согласился поговорить о событиях тех дней.

…Родом Виктор Петрович из Став. В 1981 году закончил Волчинскую среднюю школу. Еще в старших классах у простого деревенского паренька появилась мечта поступить в Рязань, в военное училище. Выбор стоял между двумя специальностями: автомобильные либо воздушно-десантные войска. Но сразу после школы паренек устроился на работу в колхоз имени Свердлова, руководство которого направило его на обучение в школу ДОСААФ (специальность «Водитель бронетранспортера», а также категории В и С). До призыва на военную службу немного поработал в Волчинской межколхозной ветлечебнице водителем. На тот момент Виктору было восемнадцать лет.

Повестку в армию вручили 26 сентября 1982 года, а уже 30-го призвали. Служба началась в Марьиной Горке, что под Минском. Спустя какое-то время ребята уехали к Черному морю (Батуми, поселок Хелвачаури). Там прошли «учебку», и в декабре 1982-го отправились на поезде в Баку (Каспийское море). Всего за время службы Виктор Петрович побывал на трех морях, последнее – Аральское (1983 год).

В Баку с аэропорта Баладжаре полетели в Ташкент и уже оттуда поехали на границу с Афганистаном (город Джаркурган). Пару суток ждали Безимени-2«борты» (большие транспортные вертолеты МИ-6) из Афганистана. Сухпай на тот момент почти закончился, было ужасно холодно. Кое-как перекантовались: жгли костры из веток, чтобы не замерзнуть, делились друг с другом последними запасами еды. После – вылет в город Кундуз, где дружно встретили Новый 1983 год – для солдат был приготовлен ужин получше, чем в обычные дни.

В Кундузе солдат «рассортировали» – распределили по частям: Пули-Хумри, Кундуз. Виктор попал в третий горный батальон 122 полка на блок-пост Саят (возле одноименного кишлака). Восемнадцатилетний парень стал пулеметчиком, затем ему вручили снайперскую винтовку СВД-14. Так как Виктор по специальности был водителем, то ему предложили взять БТР. Он согласился: отремонтировал «железного коня» и продолжил нести службу. Это, по словам Виктора Петровича, освободило его от поварского дела, которое на тот момент считалось самым неприятным. ПХД и пищеблок находились в землянке. Под казан ставили «цинк» (коробку от патронов), в который наливали солярку и поджигали. Повар, который у всех ассоциируется с белым колпаком и таким же передником, был абсолютной противоположностью, ведь дым уходил не в трубу, а на стены землянки и одежду стряпчего. Готовка «по-черному» – дело не из приятных, и никто из солдат не хотел на эту «должность».

Службу ребят можно определить несколькими словами: выезды, операции, участие в полковых и дивизионных походах, охрана трубопровода. Если по­смотреть на фото, то внизу справа видны трубы, по которым из Советского Союза перекачивали солярку, керосин, бензин. Местные жители, с которыми днем можно было еще хоть как-то общаться, ночью устраивали диверсии, прокалывали трубы, закладывали мины, подрывали стопятидесятимиллиметровые трубы, которые приходилось постоянно чинить или менять. Этим делом занимались трубопроводчики, их и охраняли военные. Бывало, что ремонтники по пояс в топливе ходили, а уж если начнет гореть, то пока все не выгорит, ничего нельзя было поделать. Большие пожары вынуждали останавливать подачу топлива и ждать, ждать. Хотя остановки могли проводиться только для профилактических работ. Виктор Петрович отмечает, что количеством топлива, которое перегонялось из Союза за сутки (а шло оно на военные нужды), можно было бы обеспечить посевную или уборочную всего района.

Слева внизу на фото видна крыша топливоперекачивающего поста. Сверху слева, через дорогу – вырытые землянки. Еще выше виднеются поля местных жителей. Земля разделена на квадраты так называемыми арыками – ручьями. Виктор Петрович вспоминает, как однажды ночью душманы перекрыли в нескольких местах свою оросительную систему, и вода хлынула в землянки советских солдат. Они только и успели, что повыскакивать из убежища и спасти документы и оружие. В связи с этим инцидентом Виктор Петрович, на тот момент уже будучи командиром блок-поста, приказал строить другое укрытие: не такое безопасное, как землянки, но от потопа в нем уже не пострадаешь (на фото справа по центру – прямоугольное здание). Кирпичей и других стройматериалов у военных не было. Поэтому делали блоки сами. Брали ящики из-под гранат или патронов, выбивали днище, устанавливали на плоскую твердую поверхность. Затем в них, словно в формы, заливали смесь из глины, песка и соломы и ждали, пока застынет. Из этих вот самодельных «кубиков» и построено здание. С соломой, как отмечает ветеран, помогали местные жители. Днем афганцы бы­ли даже несколько гостеприимны, но ночью, как в сказке, превращались в «оборотней»: прокалывали и подрывали трубопровод. В свою очередь наши ребята делились с местными медикаментами, ремонтировали им машины. Детям, которые часто просили поесть, давали консервы: рыбные, говяжьи. Свиные тоже, но маленькие афганцы хоть и были голодны, однако ни в какую не брали эту тушенку – мусульмане все-таки.

Что касается провианта, то Виктор Петрович рассказал две курьезные истории…

Как-то ночью сработали сигнальные мины, что означало «Нападение на гарнизон». Военные начали стрелять в ту сторону, думая, что к ним пробрались «духи», но, как оказалось, это был отставший от каравана верблюд. С провизией была напряженка, и тушу животного решили освежевать. Дождались утра, когда на пост прибыл комбат. На вопрос «Как дела с провиантом?» ребята только молча переминались с ноги на ногу. Но волнение было напрасное: командир батальона еще и похвалил за находчивость.

Вторая история произошла непосредственно с нашим героем, когда как-то вечером под колеса его БТРа попал дикобраз. Раненое животное пристрелили и отправили на кухню, после чего всех ждал сытный ужин и чай из верблюжьих колючек.

…Особенно Виктору Петровичу запомнилось, как тянулось там время. По Афганскому календарю были 1361-1364 гг. Да и обстановка соответствовала: местные пахали на волах, коровах. Основное транспортное средство жителей – ишак. Все работы на полях выполнялись вручную: пололи большими мотыгами, копали лопатами. Афганцы – народ трудолюбивый, засухи не боялись – урожай снимали два раза в год.

Еще бывший военнослужащий отмечает, что советские солдаты были комсомольцами и понятие «наемник» для них – сродни ругательному. Современным ребятам советует не воевать за деньги, а лучше учиться защищать свою родину и поддерживать мир в стране.

… Приказ вернуться вышел в 1984 году. Больше всего Виктор жалеет, что сказал маме, где проходила его служба, ведь она постарела за эти два года больше, нежели за всю свою жизнь.

После Афгана паренек долго дома не засиживался: отдохнул две недели – и на работу водителем в колхоз имени Свердлова. Уже на новой машине. Вскоре поступил в Гродненский сельскохозяйственный институт. По предложению районного руководства начал работать агрономом в колхозе «Восход». Заочно отучился в Брестском техническом университете по специальности «Экономист», после работал заместителем директора в ОАО «Восход-Каменец».

В апреле 2014-го стал председателем Волчинского сельского исполнительного комитета.

 


Виктор Петрович также поделился своей давней мечтой, которая, к сожалению, так и не осуществилась. Еще тогда, в годы службы, он с боевыми друзьями мечтал, что через лет двадцать вернется в Афган, проедет теми же дорогами, но уже мирными. А война так и не прекратилась…

Сейчас Виктор Полещук отмечает, что февраль – месяц особый: вспоминается былое, подкатывает грусть. Но он не унывает, да и некогда, ведь работа его – ответственная и нужная. «Поможешь людям – день не зря прошел», – таков девиз ветерана.

Анна СОВПЕЛЬ.

Фото из архива Виктора ПОЛЕЩУКА.

Добавить комментарий